24/7

Осторожно: антиоффшорные меры, или Как борются с оффшорными фирмами

10.10.08

Специально для «Юридической практики»

Оффшорные компании используются для налогового планирования уже с ХІХ века. Однако компании в оффшорной зоне использовались не только в схемах минимизации налогов, но и для других целей, без какой-либо мотивации фискального характера. Впрочем, использование оффшорных компаний не имело большого распространения. И только во второй половине ХХ века использование оффшорных компаний для налогового планирования и уклонения от налогов приобрело значительные масштабы. Схемы налогового планирования могут быть вполне законными, хотя теоретики экономики и права выделяют так называемые «серые схемы», когда оффшорные компании используются в расчете на несовершенство законодательства или его запутанность и трудности в толковании. Наконец, как и любой инструмент, оффшорные компании могут использоваться и в незаконных, даже преступных целях. На широкомасштабное использование оффшорных компаний в целях международного налогового планирования правительства развитых стран быстро отреагировали изменением национального законодательства. В международном масштабе борьба против оффшорных компаний и их пользователей проведена только в 1970х годах правительствами, наиболее недовольными деятельностью таких компаний. Типичным приемом такой борьбы является составление списков оффшорных юрисдикций, компании из которых затем подвергаются дискриминации.
В связи с глобализацией международного бизнеса возросло участие оффшорного сектора в мировой экономике и озабоченность проистекающими отсюда угрозами для финансовой системы. Борьба против оффшорного бизнеса перестала быть внутренним делом каждого отдельного государства и приобрела мировой размах. Теперь в ней участвуют такие международные организации, как ОЭСР, FATF, ООН и др. Нечестная налоговая конкуренция и содействие международной преступности, прежде всего в отмывании денег, — важнейшие обвинения, выдвигаемые оффшорным компаниям. Эти обвинения имеют различную природу, поэтому и борьба с оффшорами ведется в разных направлениях. Первая линия разрабатывается при ведущей роли ОЭСР, вторая — FATF. Конечно, речь не идет о борьбе с оффшорными компаниями как таковыми, а только явлениями, которые считаются международным сообществом негативными.
 

Меры против нечестной налоговой конкуренции

 

 

Финансовый капитал после Второй мировой войны, особенно в 60—70-х годах ХХ века, приобрел невиданную ранее мобильность. Легкость перемещения из одной страны в другую в зависимости от благоприятности местных условий — существенный фактор, способствующий развитию мировой экономики, поэтому в обеспечении такой возможности современные развитые государства видят свою цель. В результате возникает конкуренция между странами за привлечение капитала. Налоговые ставки и уровень налогообложения в развитых государствах, особенно обеспечивающих социальную защиту малоимущих, весьма высоки. При этом реализуется концепция государства всеобщего благоденствия, но ослабляются стимулы к предпринимательской деятельности и заинтересованность в результатах своего труда. Кроме того, страдает дисциплина налогоплательщиков и разрастается чиновничий аппарат по сбору налогов, содержание которого обходится стране довольно дорого. По оценкам европейских экспертов, порядка 95 % процентов налогоплательщиков прибегают к различным мерам уменьшения налогового бремени — от мелкого надувательства до налогового мошенничества, содержащего состав преступления.
Оффшорные юрисдикции, устанавливая нулевую или номинальную ставку налогообложения, занимаются налоговым демпингом, переманивая капиталы из других стран. Эти страны небезосновательно утверждают, что утрачивают базу налогообложения и вынуждены переносить бремя налогообложения на менее мобильные налоговые базы (например, недвижимость).
Тем не менее оппоненты отстаивают свою точку зрения. Каждое суверенное государство устанавливает свою налоговую систему, поэтому одинаковыми они быть не могут. В большинстве оффшорных зон чуть ли не единственным национальным ресурсом является возможность привлечения капитала, поскольку у них нет ни природных богатсв, ни значительных человеческих ресурсов. Таким образом, создание благоприятного климата для инвесторов никак не является с их стороны нечестной конкуренцией.
Да и с похищением налоговой базы не все очевидно. Действительно, если украинская компания ведет торговлю на Украине, то никакого сомнения относительно принадлежности налоговой базы именно Украине не имеется. Но если та же компания занимается международной торговлей, например, продает товар в Велибритании или инвестирует средства в акции партнера в США? Налоговую базу какой страны в этом случае будут составлять доходы — большой вопрос. Почему бы такому предприятию не создать свой филиал или дочернее предприятие, скажем, на острове Мэн или на Багамских островах, если это позволяет сэкономить на налогах и совершенно законно?
r Ведущую роль в борьбе с нечестной налоговой конкуренцией играет Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).
Критерии определения налогового убежища подвергаются пересмотру в сторону смягчения и в настоящее время выглядят так:

1) нулевое или номинальное налогообложение;
2) строгая секретность и отсутствие эффективного обмена информацией с налоговыми органами других стран;
3) недостаточная прозрачность в действии закона и административных правил.

ОЭСР составила Список налоговых убежищ и подчеркивает, что он носит чисто технический характер. Перечисленные в нем страны призывались к сотрудничеству. В частности, им предлагалось сделать формальное заявление о принятии основных принципов, одобренных ОЭСР в 1998 году, и дать обязательство в течение определенного срока изменить свое законодательство и практику таким образом, чтобы исключить вредоносную налоговую конкуренцию.
Оффшорные зоны проявили готовность к сотрудничеству. Уже в 2000 году 6 юрисдикций: Бермудские острова, Каймановы острова, Кипр, Мальта, Маврикий и Сан-Марино — заявили о согласии с условиями ОЭСР и о готовности откорректировать свое законодательство в соответствии с ними. В результате они не были включены в Список налоговых убежищ, хотя формально подпадали под критерии их определения. В список вошли 35 стран и территорий. Большинство обязались до 31 декабря 2005 года улучшить прозрачность своей налоговой системы и обеспечить обмен налоговой информацией со странами ОЭСР.
Некоторые страны отказались от сотрудничества с ОЭСР. Например, миниатюрное островное государство в Тихом океане Вануату заявило, что некоторые страны ОЭСР — например, Бельгия, Люксембург, Португалия и Швейцария — сами не признают принципов, навязываемых другим странам. То есть ОЭСР проводит политику двойных стандартов, требуя от других стран того, чего не выполняют ее собственные участники. Требование, чтобы страны ОЭСР официально обязались придерживаться стандартов этой организации, причем для приведения законодательства в соответствие с ними должны быть установлены единые сроки, получило название «оговорка острова Мэн». США поддержали требование ОЭСР о необходимости обмена информацией, однако посчитали инициативу ОЭСР чрезмерно широкой и поддержки ей не оказали.
США сами грешат налоговой конкуренцией, некорректной с точки зрения ОЭСР. В некоторых штатах, например Делавэр, активно внедряется правовой режим, получивший название «корпорации по продажам за рубеж» — Foreign Sales Corporation (FSC). Таким образом, ОЭСР вступила в противоречие не только с оффшорными зонами, но и с США. Во Всемирной торговой организации (ВТО) режим FSC, введенный США для поощрения экспорта, рассматривался по жалобе Европейского Союза (ЕС) и был признан противоречащим правилам ВТО. США внесли поправки в свое законодательство, но они не удовлетворили ЕС. ВТО в 2002 году вновь поддержала позицию ЕС, что открыло возможность ввести экономические санкции ЕС против США в виде повышения таможенных тарифов. Однако в рамках политических отношений вокруг оффшорных компаний ОЭСР вынуждена проводить не столь жесткую антиоффшорную борьбу.
 

 

 

Борьба с отмыванием грязных денег

 

 

Нелегальная торговля наркотиками, оружием, контрабанда и иные виды преступлений могут рассматриваться как экономические, приносящие большую прибыль. Чтобы воспользоваться плодами своей преступной деятельности, криминалитет легализует эти доходы, то есть придает им видимость законных денежных поступлений. Для этого наличные деньги превращаются в безналичные, проходят более-менее длинную цепочку превращений и затем поступают в легальную экономику. Такой процесс называется отмыванием грязных денег, поскольку очень широкий размах получила деятельность по обезналичиванию денег в прачечных США, где имел место огромный оборот наличности.
По оценкам Международного валютного фонда (МВФ), мировой объем отмываемых денег составляет 2—5 % мирового ВВП, что примерно соответствует размеру ВВП страны средних размеров. Отмывание денежных средств, полученных преступным путем, — это явление, не только поддерживающее жизнедеятельность преступного сообщества, но и разлагающее остальную часть общества, позволяя криминалитету воздействовать на финансовые и государственные структуры и даже проникать в них. Возможны также неблагоприятные макроэкономические последствия в виде искажения структуры спроса и предложения.
В 1989 году на встрече Большой семерки в Париже была создана Группа финансового противодействия отмыванию денег — Financial Action Task Force on Money Laundering (FATF). С тех пор именно эта межправительственная организация играет лидирующую роль во всемирной борьбе с отмыванием капиталов. FATF разработала и приняла 40 рекомендаций, которых должны придерживаться ее участники для предотвращения отмывания капиталов. Они делятся на три основные группы:

1) рекомендации, относящиеся к национальному законодательству;
2) рекомендации, относящиеся к финансовой системе;
3) рекомендации по международному сотрудничеству.

Следующим шагом FATF было выявление стран и территорий, отказывающихся от сотрудничества, — Non-Cooperative Countries and Territories (NCCT). В 2000 году был выпущен доклад, в котором содержались 25 основных критериев для определения таких юрисдикций.
К юрисдикциям, подпадающим под эти критерии, предлагалось применять следующие меры воздействия:

1) при открытии счетов их резидентам в странах FATF — особо жесткая процедура идентификации клиента;
2) особое внимание и сообщение в государственные органы о финансовых операциях с резидентами этих стран;
3) ограничение или даже запрещение финансовых операций с особо злостными странами-нарушителями.

В том же году впервые был составлен Cписок NCCT, то есть список стран и территорий, отказывающихся от сотрудничества в работе, направленной против отмывания грязных капиталов. В этом списке значились в основном оффшорные юрисдикции, что свидетельствовало о связи между отмыванием капитала, созданного преступным путем, и оффшорными компаниями. Особое значение имеет режим секретности, предоставляемый той или иной юрисдикцией. Во многих юрисдикциях банковская тайна является краеугольным камнем правового поля. Этот принцип принят не только в классических оффшорных зонах, подобных Вануату, но и в большинстве высокоразвитых демократических стран. Однако его действие имеет и оборотную сторону — значительная часть грязных капиталов отмывается через банки Лондона, Нью-Йорка и других крупных финансовых центров.
Многие страны, попавшие в Список NCCT, включая большинство оффшорных зон, изъявили готовность к сотрудничеству с FATF, поскольку сознавали, что если страна будет ассоциироваться с организованной преступностью, велика вероятность того, что она подвергнется экономическим санкциям. Специальные законодательные акты по противодействию отмыванию грязных денег были приняты в большинстве стран. Законодательство некоторых при более внимательном рассмотрении было признано соответствующим требованиям FATF.
Так что упомянутый список, первоначально включавший 15 юрисдикций, 13 октября 2006 года был обнулен и не содержит в настоящее время ни одной, как и Список налоговых убежищ ОЭСР. В разное время Список NCCT сокращался, дополнялся и включал такие страны, как: Венгрия, Гватемала, Гренада, Доминика, Египет, Израиль, Индонезия, Ливан, Маршалловы острова, Мьянма, Науру, Нигерия, Ниуэ, Острова Кука, Россия, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Киттс и Невис, Украина, Филиппины.
Конечно, не стоит ни умалять, ни преувеличивать опасность организованной преступности. Несомненно, не отмытые криминальные капиталы, а легальная экономика в основном формирует денежные потоки, в частности так называемый реинвойсинг — схему, при которой товар приобретается у зарубежного поставщика не напрямую, а через промежуточное звено — оффшорную компанию с целью сэкономить на налогах и импортных пошлинах.
Таким образом, для законопослушных владельцев оффшорных компаний имеются хорошие новости. Ведение борьбы с отмыванием денежных средств, полученных преступным путем, а также средств, полученных легально, но использующихся для финансирования международного терроризма, особо активизировавшейся после событий 11 сентября 2001 года в США, подчас радикальный пересмотр своего законодательства некоторыми налоговыми убежищами, меры по ограничению принципа банковской тайны, повышение уровня прозрачности корпоративных структур, расширение международного обмена налоговой информацией привело к окончанию эпохи примитивного уклонения от налогов и отмывания грязных капиталов при помощи оффшорных компаний. Наступает эпоха готовности оффшорных юрисдикций к сотрудничеству как между собой, так и со странами, резиденты которых используют оффшорные компании для налогового планирования. Как инструмент в легальных схемах налогового планирования создание и ведение деятельности оффшорных международных коммерческих структур получает дальнейшее развитие, поскольку конкурентное давление нелегальных структур ослабевает.
Конечно, говорить о полной победе над нелегальным оффшорным бизнесом пока рановато. Существуют многочисленные оффшорные компании, продолжающие использовать различные серые схемы и схемы потемнее. Обороты таких компаний оцениваются в сумме порядка 1 трлн долларов США в год. Однако в мировой экономике существует вполне отчетливая тенденция, представляющая собой естественную гарантию сохранения безналоговых и низконалоговых юрисдикций. Ведь не только классические оффшорные зоны заинтересованы в сохранении этого сектора мировой экономики, но и высокоразвитые страны часто осуществляют могучее лоббирование его интересов.
Такие мобильные виды бизнеса, как финансы, международная торговля, судоходство, и дальше будут мигрировать в зоны низкого налогообложения. Преимущественно этот дрейф будет происходить на легальной основе. Конечно, будут использоваться новые, скорее всего, более сложные схемы налогового планирования, что потребует повышения квалификации соответствующих специалистов, их дальнейшей специализации. Причем надлежащим образом составить оптимальную схему миниминизации налогообложения неспециалисту будет все труднее и труднее, что повлечет большую востребованность консалтингового бизнеса. Уже сейчас заказ на разработку и внедрение качественной схемы налогового планирования может потребовать расходов в десятки тысяч долларов, но такие расходы быстро окупаются, если схема действительно является высококачественной.

 

 

 

 

Некоторые оффшорные юрисдикции

 

 

 

 

Одной из удобнейших юрисдикций является Белиз. Минимальный уставный капитал компании в Белизе — 50 000 долларов США. Компания должна вести бухгалтерский учет, но публичная отчетность и аудиторское заключение не являются обязательными. Директор компании может иметь гражданство любого государства без ограничений. Регистрация компании в Белизе очень проста. Удобно регистрировать судоходный бизнес.
Гонконг не является общепризнанной оффшорной юрисдикцией, что дает дополнительные преимущества зарегистрированному там бизнесу. Это наиболее популярная оффшорная юрисдикция. Компания, зарегистрированная в Гонконге, считается респектабельной. В то же время благодаря режиму налогообложения эта юрисдикция весьма конкурентоспособна как низконалоговая, а при ведении дел вне Гонконга налогообложение прибыли компании вообще отсутствует. Компании в Гонконге часто используются как торговые посредники для ведения дел в Китае и финансовые операторы.
Кипрская компания достаточно удобна для ведения международной торговли. Такие компании регистрируются в свободной зоне Ларнаки. Законодательство страны достаточно либерально регулирует отношения, связанные с иностранным инвестированием экономики Кипра. Весьма прибыльными являются инвестиции в недвижимое имущество, находящееся на Кипре.
Компания, зарегистрированная в Новой Зеландии, не ассоциируется с оффшорным безнесом, хотя может использоваться как низконалоговая или безналоговая структура в схемах оптимизации налогообложения. Зарегистрировать новозеландскую компанию довольно просто. Часто там регистрируются трастовые компании.
Одной из старейших оффшорных юрисдикций является Панама. Особенно удобна она для регистрации судовладельческих компаний. Регистрация в Панаме финансового оператора — также безошибочное решение. Популярность Панамы как оффшорной юрисдикции уступает разве что Гонконгу.
В практике украинских юридических фирм большое место занимает разработка и внедрение схем налогового планирования. Украинские юристы накопили значительный опыт в сфере купли-продажи бизнеса, недвижимого имущества, в частности, морских судов, фрахтования, регистрации судов и проведения других операций с использованием оффшорных компаний. В последнее время значительный размах получила практика покупки недвижимости на Украине через оффшорные компании, которую мы сопровождаем в плане юридического обеспечения.
Однако международные антиоффшорные меры постоянно обнаруживаются в практической деятельности. Так, в январе 2007 года были арестованы денежные средства в сумме около 1,5 млн швейцарских франков на счете банка, находящегося в Литве, поступившие из оффшорной юрисдикции, по подозрению в том, что они приобретены преступным способом. Особую проблему создает перевод денежных сумм, выраженных в долларах США со счетов в американских банках в адрес оффшорных компаний. Некоторые банки составляют перечни юридических адресов с тем, чтобы отказывать в переводе денежных сумм юридическим лицам, зарегистрированным по адресам, указанным в таких списках.
Конечно, для опытного предпринимателя, который часто вел дела с участием оффшорных компаний, мы Америку не откроем. Однако, если уверенности в правильности экономико-юридического решения нет, то милости просим. Мы всегда готовы к услугам. Если же уверенность в правильности избранной экономико-юридической схемы есть — это настораживающий признак того, что она может быть далеко не безупречной, так что подстраховаться, получив консультацию в юридической фирме или у специалиста по налоговому планированию, желательно в любом случае.

 

 

 

 

Автор: Вячеслав Лебедев