24/7

Cудно: движимость или недвижимость?

5 марта : ru 2 1 мая : ru 2 11 июля : ru 1 всего: 1810.07.13

Понятие «судно» - одно из ключевых в морском праве. В специальной литературе по проблемам морского права наметилась дискуссия, по вопросу о том, можно ли сформулировать общее понятие о такой вещи как морское торговое судно в плане ее правовой природы в аспекте контроверзы движимого - недвижимого имущества, либо это понятие можно определить только применительно к некоторой конкретной сфере правоотношений по поводу использования судов. Этот, последний, способ определения понятия морского судна, конечно, проще и понятнее, хотя имеются и некоторые универсальные признаки морских торговых судов, так что считается возможным и полезным в практическом и теоретическом плане определить общее понятие торгового морского судна, в том числе и в упомянутом аспекте. Таким образом, думается, что актуальность рассмотренных ниже вопросов не вызовет сомнения.

 

Юридические атрибуты судна

 

Для квалификации плавучего сооружения в качестве морского судна, ему должны быть присущи следующие юридические атрибуты: идентификация, регистрация, флаг и национальность, то есть для правомерной эксплуатации судно должно иметь надлежащие юридические признаки, отвечать определенным требованиям.

Название, позывной сигнал - для судна, имеющего оборудование связи, идентификационный номер судовой станции спутниковой связи и номер избирательного вызова судовой радиостанции в зависимости от технической оснащенности судна – это элементы системы идентификации судов.

Для идентификации некоторых категорий судов используется также Система опознавательных номеров судов ИМО (Международная морская организация), введенная в соответствии с Резолюцией ИМО А.600(15) от 19.11.1987.

В основе приобретения судном национальности и права плавания под флагом государства лежит регистрация. Ст. 91 ЮНКЛОС (Конвенция ООН по морскому праву, подписанная в Монтего-Бее, Ямайка, 10.12.1982) говорит, что каждое государство определяет условия предоставления своей национальности судам, регистрации судов на его территории и права плавать под его флагом. Суда имеют национальность того государства, под флагом которого они имеют право плавать. Между государством и судном должна существовать реальная связь. Каждое государство выдает соответствующие документы судам, которым оно предоставляет право плавать под его флагом. Таким образом, судно должно иметь надлежащие судовые документы.

Относительно реальности связи между судном и государством его флага имеются положения, закрепленные в ст. 94 ЮНКЛОС. Конвенция об условиях регистрации судов от 07.02.1986, подписанная в Женеве, содержит более подробные положения, которые конкретнее определяют требования к реальной связи между судном и государством флага. Правда, упомянутая Конвенция в силу не вступила и вряд ли когда-либо вступит, поскольку закрепляет весьма жесткие условия реальности связи судна с государством флага, что неприемлемо для многих стран, в которых зарегистрировано большое количество судов, а законодательство этих стран очень либерально. Такие страны принято называть государствами «удобного флага».

Что же касается принципа реальной связи в юридическом аспекте, то этот принцип действительно был провозглашен в ч. 1 ст. 5 Конвенции об открытом море, подписанной 29.04.1958 в Женеве. Частью этого принципа провозглашалось осуществление эффективной юрисдикции и контроля государства флага над зарегистрированными судами. Многие теоретики и практики считают, что принцип реальной связи государств и судов, плавающих под их флагом, перекочевал в ЮНКЛОС. Отчасти это так и есть, то есть государства должны осуществлять надлежащую юрисдикцию и контроль за судами, которые ходят под их флагом. Но это только часть принципа реальной связи. Таким образом, обосновать строго юридически закрепление этого принципа в полной мере ЮНКЛОС или другими источниками современного морского права, думается, невозможно. Такие юридические тонкости, которые многими исследователями считаются простой игрой слов, другие теоретики считают правовым основанием существования весьма либеральных условий регистрации и надзора за судами во многих государствах, причем в таких государствах, где зарегистрирована значительная, если не основная масса судов валовой вместимостью 500 регистровых тонн и более, флаги которых вполне основательно признаются удобными. Флот под такими флагами частенько оказывается субстандартным, и условия труда моряков тоже далеко не всегда соответствуют мировым стандартам. Таким образом, принцип реальной связи остался в значительной мере декларативным.

 

Судно как вещь

 

Здесь уместно подробнее рассмотреть свойства судна как вещи в смысле гражданско-правовом (частноправовом).

В Гражданском кодексе (ГК) Украины, ст. 179, содержится понятие вещи. Вещь – это предмет материального мира, относительно которого могут возникать гражданские права и обязанности.

Какое же правовое значение имеет признание судна недвижимостью? Например: на него распространяется действие ст. 182 ГК Украины, то есть судно как вещь, возникновение, переход и прекращение прав на него, а также ограничение таких прав подлежит государственной регистрации. Со времен римского права известна классификация вещей на движимые и недвижимые. Морские суда по мнению многих исследователей принято относить к категории недвижимостей. Дело в том, что недвижимые вещи можно подразделять на вещи недвижимые в силу своей природы, например, земельный участок, поскольку их перемещение не может быть произведено без нарушения их природы, как мыслили древние, или без значительных издержек, как мыслят современные юристы, а также недвижимые вещи в силу юридических условностей. Важнейшим примером таких вещей, которые являются недвижимыми в силу юридических условностей, являются суда (ст. 181 ГК Украины).

В советском гражданском праве этой классификации вещей уделялось еще меньше внимания, чем в римском, так что при кажущейся простоте вопрос о подразделении вещей на недвижимости и движимые вещи, не так уж прост. Впрочем, осложнения в этом отношении, в частности и особенности, в том, что касается судов, морских, воздушных, а также судов внутреннего плавания и смешанного река-море плавания, во многом определяются противоречивостью судебной практики и недостатками законодательной техники.

Действительно, исходя из ст.ст. 181, 182 Гражданского кодекса Украины можно сделать вывод о том, что атрибутом недвижимости является государственная регистрация. С этой точки зрения, к недвижимости можно причислить, например, автомобили, что и делают некоторые исследователи гражданского права. Такую позицию нельзя назвать иначе, как курьезом.

В ст. 1 Закона "Об ипотеке" от 05.06.2003 однозначно говорится о том, что залог судов регулируется именно этим Законом. Таким образом, складывается впечатление, что судно - недвижимая вещь по определению, ведь предметом ипотеки может быть только недвижимое имущество.

Имеется и альтернативная точка зрения, которая заключается в том, что Закон, который определяет суда как недвижимые вещи, - это только Закон «Об ипотеке». Конечно, как и любое юридическое правило, это правило относительно, так что в некоторых отношениях суда могут рассматриваться и как движимые вещи.

Чем же принципиально отличается судно от средства наземного транспорта, которое не относится к недвижимости? Тем, что судно предназначено для использования в среде, где человек не имеет естественного locus standi.

Таким образом, если не принимать во внимание узко специальные случаи, суда, в том числе специализированные морские торговые суда, можно считать недвижимостью. Проиллюстрировать специальное положение законодательства, которое одновременно можно трактовать как содержащее презумпцию правила о том, что суда являются недвижимыми вещами, можно на примере содержания ч. 2 ст. 1 Закона Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их отягощений» от 01.07.2004:

«Действие этого Закона не распространяется на государственную регистрацию прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические и иные объекты гражданских прав, на которые распространяется правовой режим недвижимой вещи.»

Из этого положения можно извлечь вывод: порядок регистрации недвижимых вещей, являющихся таковыми в силу своей природы, не распространяется на вещи, которые получают статус недвижимости в силу законодательства, и на суда правовой режим недвижимой вещи распространяется.

Тем не менее, вернемся к альтернативной точке зрения.

Исходя из статьи 181 ГК Украины, режим недвижимости не распространяется автоматически на суда, а только может быть установлен прямым указанием отдельного Закона. В других отношениях, кроме тех, которые регулируются Законом Украины «Об ипотеке», законодательство прямо не определяет морские суда в качестве недвижимого имущества.

Необходимо учитывать и то, что в Украине сложилась противоречивая судебная практика по данному вопросу. Есть судебные решения (в том числе решения высших судов), где судно приравнивается к объекту недвижимости, при этом данные решения не содержат сколько-нибудь убедительного обоснования такой позиции. С другой стороны, имеется немало судебных решений, включая решение Высшего хозяйственного суда 2012 года, где суд отмечает, что сам по себе факт необходимости осуществления государственной регистрации не означает отнесение определенного имущества к категории недвижимости, и что такой режим недвижимого имущества может быть распространен на другие объекты только законом, а закона, который бы распространял такой режим на суда, нет в огромном количестве отношений. И такая позиция видится нам обоснованной и законной. Таким образом, законы Украины не распространяют режим недвижимости на суда (кроме случаев залога).

Следовательно, законодательство Украины, действительно, дает повод к сомнениям в вопросе о правовом статусе морского торгового судна как движимого или недвижимого имущества, по крайней мере, в частноправовых отношениях.

 

Алена Лосевская, Вячеслав Лебедев

Для журнала "Порты Украины"

Автор: Вячеслав Лебедев