24/7

Без вины виноватые… (ст.352 ТК Украины)

4 апреля : ru 2 24 апреля : ru 1 12 июля : ru 1 всего: 514.05.06

Иван Иванович еще раз внимательно проверил «сопроводиловку». «CMRка», счет-фактура, «Carnet Tir» были в наличии, подписи, печати, все как положено. Количество мест совпадало с загруженным за ночь в транспортное средство грузом. Машина тоже была в порядке: створки полуприцепа надежно закрыты и опечатаны пломбами отправителя и таможни отправления. Тягач заправлен и полностью исправен. К слову, за тягач вообще было волноваться грешно, «Мерседес» всего несколько месяцев назад был оформлен в лизинг и привезен из Германии украинской транспортной компанией, в которой вот уже 15 лет работал водителем Иван Иванович. Иван Иванович даже не подозревал, чем обернется для него обычный рейс с незаурядным маршрутом – «Москва – Киев»…

На территорию таможенного поста одной из таможен на российско-украинской границе, в соответствии с маршрутом следования, автомобиль с полуприцепом заехал поздним вечером. В ходе таможенного досмотра обнаружилось, что в грузовом отсеке автомобиля, среди груза на общую сумму 250 000 грн., находятся образцы товара, не указанные в товаросопроводительных документах, стоимостью, согласно оценке таможни, 1100 грн. После тщательного пересчета, несмотря на очевидную незначительность стоимостной и количественной разницы, таможенные органы задержали автомобиль и, составив протокол о нарушении таможенных правил, изъяли весь груз. Кроме того, согласно протоколу, были изъяты транспортные средства (автомобиль и полуприцеп), которые были оценены в сумму в десять раз меньшую, чем реальная стоимость. В протоколе был сделан вывод о том, что неуказанная в документах часть груза ввезена на таможенную территорию Украины с сокрытием от таможенного контроля, то есть, в соответствии со ст. 352 Таможенного кодекса Украины, путем представления таможенному органу Украины документов, содержащих неправдивые сведения как основания для перемещения груза. Санкцией за такое нарушение является штраф в размере от 500 до 1000 необлагаемых минимумов доходов граждан или конфискация товаров и транспортных средств, которые использовались для перемещения этих товаров через таможенную границу Украины.

Пояснения представителей сторон перевозки (Международная юридическая служба представляла в данном деле отправителя и получателя груза) о том, что для наличия, в данном случае, состава административного правонарушения в соответствии с диспозицией вышеуказанной статьи необходимо наличие субъективной стороны, а именно: направленности действий на перемещение товаров через таможенную границу Украины с сокрытием от таможенного контроля, что выражается в установлении прямого умысла у субъекта административно-правового нарушения, были таможней проигнорированы.

Не возымели результата и пояснения юристов о том, что незначительное несоответствие количества груза, в данном случае, не может быть препятствием для перевозки груза к внутренней таможне назначения, т.к. в соответствии с п.3.4 Положения о порядке контроля за ввозом на таможенную территорию Украины отдельных видов товаров (приказ ГТСУ от 28 февраля 2003 года N 129), в случае, если такое превышение имеет место, перемещение товаров осуществляется при условии применения дополнительных мероприятий обеспечения доставки в таможне назначения. После такой доставки лицо, ответственное за соответствие заявленного груза реально импортируемому – таможенный брокер, производит декларирование груза, на основании которого рассчитываются и уплачиваются грузополучателем таможенные платежи.

Также не восприняты были ссылки представителей на ч.3. ст.8 Закона Украины «О финансовом лизинге» от 16 декабря 1997 года, согласно которой объекты финансового лизинга не могут быть арестованы или конфискованы у лизингополучателя.

В результате, несмотря на все возражения, транспортные средства стоимостью в сотни тысяч долларов были переданы на хранение коммерческой стоянке, состоящей в договорных отношениях с таможенным органом. Каждые последующие сутки стали приносить собственникам изъятого имущества значительные убытки.

Кроме того, в соответствии с составленным таможенными органами протоколом о нарушении таможенных правил субъектом нарушения был определен работник иностранного грузоотправителя - менеджер, подписавший счет-фактуру. Заключал ли указанный работник внешнеэкономический контракт, контролировал ли погрузку на автомобиль, знал ли он о том, что кроме товара, указанного в подписанном им инвойсе, в автомобиль будет погружен иной груз, и возложены ли были на него предприятием-грузоотправителем какие-либо обязанности, связанные с вышеуказанными обстоятельствами следствием таможни учтено не было. Спустя месяц, с момента изъятия груза и транспортных средств, материалы попали на рассмотрение соответствующего местного суда Украины, который назначил дату рассмотрения дела. Все это время водитель, в связи с неопределенностью ситуации, вынужден был находиться в населенном пункте, в котором хранились транспортные средства.

В ходе судебного заседания лицо, привлеченное в качестве нарушителя пояснило, что, подписывая счет-фактуру - коммерческий документ обязательный исключительно для сторон внешне-экономического контракта, оно подтверждало количество товара, проданное согласно такого контракта и то, что в транспортное средство будет загружен какой-либо иной товар никакой информацией не обладало. Поскольку таможня не смогла доказать обратного, суд, приняв к сведению вышеуказанные объяснения, а также пояснения грузополучателя о том, что кроме указанного в счете-фактуре никакого товара он не заказывал, не оплачивал и в заказанной поставке грузоотправителя не ожидал, констатировал недоказанность умысла лица, которому вменялось нарушение таможенных правил Украины, обязав таможенные органы возвратить транспортные средства перевозчику, основной груз – грузополучателю, а обнаруженные излишки возвратить грузоотправителю.

Несмотря на то, что дело разрешилось в пользу наших клиентов, а изъятый товар и транспортные средства – возвращены их владельцам, последними были понесены значительные убытки в связи с задержкой доставки груза, заблаговременно реализованного получателем своим контрагентам, командировочными расходами представителей и продолжительным простоем транспортных средств. Кроме того, грузоперевозчик вынужден был заплатить за весь период хранения последних, так как без такой оплаты владелец автостоянки транспортные средства не возвращал. Естественно перевозчик мог бы, мотивируя реабилитирующим решением суда и отсутствием договорных отношений с владельцем автостоянки, настаивать на выдаче своего имущества без оплаты, однако любой спор увеличил бы простой транспортных средств. А в данном случае, собственник желал поскорее вернуть себе свою собственность и включить лизинговый транспорт в работу.

Вышеуказанные события вызывают целый ряд комментариев:

Так, обращает на себя внимание формулировка, содержащаяся в ч.2 ст. 326 Таможенного кодекса Украины, смыслом которой является то, что конфискация товаров, транспортных средств, указанных в пункте 3 статьи 322 этого Кодекса, применяется независимо от того, являются ли эти товары, транспортные средства собственностью лица, совершившего правонарушение. Не можем не обратить внимания, что это положение Таможенного кодекса нарушает ч. 2 ст. 61 Конституции Украины, в соответствии с которой юридическая ответственность лица имеет индивидуальный характер. Ведь конфискация вещи непосредственно лишает собственника права на эту вещь. Также однозначна и ст. 55 Закона Украины «О собственности», которая предусматривает безоплатное изъятие (конфискацию) имущества у собственника по решению суда или иного компетентного органа исключительно как санкцию за совершение правонарушения.

Исходя же из смысла ст. 326 Таможенного кодекса, конфискация применяется как санкция, являющаяся мерой административной ответственности, причем законодатель подчеркивает независимость этой ответственности от вины конкретного лица – субъекта права собственности. Выходит, что неблагоприятные последствия несет собственник непосредственно за сам факт правонарушения, независимо от того совершено это правонарушение ним самим или иным лицом. Такое положение закона не может не вызвать возражений. Гораздо более удачной представляется формулировка, содержащаяся в п. 1 ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса Украины, в соответствии с которой конфискуются орудия преступления, которые принадлежат обвиняемому.

Конечно, в отношении непосредственных предметов нарушения таможенных правил возражений меньше, хотя с точки зрения нарушения права собственности они тоже имеются. Действительно, непосредственный предмет нарушения таможенных правил – это объект права собственности, который используется с явным нарушением административного таможенного законодательства. Однако, достаточно странно звучит позиция Верховного Суда Украины, выраженная в абзаце 1 п. 18 постановления Пленума ВСУ «О судебной практике по делам о контрабанде и нарушении таможенных правил» от 03.06.2005 № 8, где подчеркивается обязательность конфискации предмета нарушения таможенных правил независимо от того, являются ли эти предметы собственностью правонарушителя. Представляется более уместным ориентирование судов на то, что при установлении выбытия таких предметов из владения собственника или лица, которому он передал имущество во владение, не по их воле или при установлении недобросовестности владельца таких предметов, суды извещали бы собственников, иных законных или добросовестных владельцев об обнаружении таких предметов с тем, чтобы упомянутые лица могли заявить иск об истребовании этого имущества, например, в порядке ст. 400 Гражданского кодекса Украины (обязанность недобросовестного владельца немедленно вернуть имущество лицу, имеющему на него право собственности или другое право, либо являющемуся добросовестным владельцем). Что касается конфискации предметов со специально изготовленными хранилищами (тайниками) и транспортных средств, которые использовались для утаивания или перемещения предмета нарушения таможенных правил, Верховный Суд Украины занял более взвешенную правовую позицию. Решая вопрос об их конфискации суды должны учитывать степень конструктивных изменений, внесенных в транспортные средства или иные предметы с указанной целью, соотношение стоимости и количества товаров, которые были предметом нарушения таможенных правил, с размерами транспортного средства, в котором они перемещались, а также иные обстоятельства, исчерпывающий перечень которых Верховным Судом не приводится.

Также большие возражения вызывает формулировка диспозиции ст. 352 Таможенного кодекса Украины, в соответствии с которой наказуемы действия, направленные на перемещение товаров через таможенную границу Украины с сокрытием от таможенного контроля, то есть с использованием специально изготовленных хранилищ (тайников) и других средств или способов, которые затрудняют выявление таких товаров, либо путем предоставления одним товарам вида других, либо с представлением таможенному органу как основания для перемещения товаров поддельных документов или полученных незаконным путем, либо содержащих неправдивые данные.

Нарекания вызывает лишь один вариант этой разноплановой нормы. А именно, когда при проведении таможенных процедур выясняется незначительное расхождение товаросопроводительных документов (упаковочного листа, инвойса, контракта) и груза в цветах, размерах или иных критериях. Далеко не всегда данные расхождения влияют на таможенную стоимость груза или начисление таможенных платежей. Однако присутствие формального состава правонарушения (неправдивые сведения в документах предоставленных для перемещения товара через таможенную границу) позволяют таможенным органам использовать выявление любых неточностей для длительного задержания груза и транспортных средств, т.к. на применение административных санкций, согласно ст. 328 ТКУ законодателем отводится 2х месячный срок.

По нашему мнению, в диспозицию ст. 352 ТКУ было бы разумным внести изменения, согласно которым санкции за перемещение товаров через таможенную границу Украины с сокрытием от таможенного контроля применялись бы исключительно в случаях, если такое перемещение было направлено на уклонение от уплаты таможенных платежей либо снижение размера последних.

При учете указанных изменений, несоответствие цвета ботинок инвойсу, в случае если таможенная стоимость зависит исключительно от материала, или несоответствие веса партии носков упаковочному листу, в случае, если таможенная стоимость исчисляется поштучно, перестало бы являться препятствием для перемещения грузов через границу вне зависимости от таможенного режима и предметом шантажа предпринимателей таможенными органами.


    По имеющимся у нас сведениям, за 2005 год, независимо от наличия вины собственника транспортных средств или принадлежности таковых виновному лицу, по решениям судов, основанных на ст. ст. 352, 326 ТК Украины только в одной области Украины конфискованы транспортные средства по 14ти делам о нарушении таможенных правил. Лишь в 2х случаях транспорт вернулся владельцам в результате обжалования судебных решений в высшие инстанции.

Авторы: Артем Скоробогатов, Вячеслав Лебедев