24/7

Электронный апостиль и коллизии в правоприменении

28 февраля : ru 3 8 февраля : ru 2 27 февраля : ru 2 всего: 20614.09.14

Проблема легализации иностранных официальных документов часто возникает в самых различных ситуациях, связанных как с хозяйственными, так и с гражданскими правоотношениями. Сложность упомянутого вопроса может варьироваться от нуля до почти бесконечности. Характер трудностей зависит от вида самого документа и отношений между государствами – страной происхождения документа и страной представления.

Существуют три основных варианта легализации иностранных официальных документов:

1) заверение документов в одном государстве признается в другом без исполнения каких-либо дополнительных требований и формальностей;

2) консульская (дипломатическая) легализация;

3) легализация путем проставления апостиля.

Так, например, Минская конвенция от 22.01.1993, заключенная в рамках СНГ, гласит: «Граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а также другие лица, проживающие на ее территории, имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру, органы внутренних дел и иные учреждения других Договаривающихся Сторон, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, могут выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данной Договаривающейся Стороны».

По общему правилу, для легального представления официального документа в другой стране, необходимо заверение этого документа консульским учреждением страны представления. Такая процедура бывает довольно обременительной. Консульские учреждения страны представления документа предъявляют свои требования, да и в стране происхождения документа консульств может вообще не существовать, если между странами отсутствуют дипломатические отношения. Часто бывает так, что консульство страны представления обслуживает несколько соседних стран, и может возникнуть необходимость обращения в консульское учреждение страны представления документа, находящееся на территории третьей страны, то есть страны, не являющейся государством происхождения документа. Альтернативой такому способу легализации является заверение документа в консульском учреждении страны происхождения с последующей легализацией во внутригосударственном органе иностранных дел страны представления.

Для упрощения процедуры легализации документов международное сообщество разработало механизм апостилирования. Такая процедура была создана в рамках Гаагской конференции по частному международному праву.

Уже более пятидесяти лет прошли со дня принятия Гаагской конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (Конвенция об апостиле). Это прогрессивное международное соглашение значительно упростило процедуру международного оборота документов, уменьшило нагрузку на консульские учреждения и оказало непосредственное влияние на деятельность и потребности юридических и физических лиц в различных государствах.  В настоящее время участниками этой Конвенции являются 107 стран мира, а Конвенция об апостиле стала самой часто применяемой из всех Гаагских конвенций. Миллионы апостилей издаются во всем мире ежегодно.

В то же время, созданные больше полувека назад процедуры проставления апостиля фактически перестали отвечать реалиям современной эры цифровых технологий и глобальных электронных сетей. Так, в большинстве стран процедуры, связанные с апостилем, до сих пор выполняются вручную. Происхождение официального документа не всегда тщательно проверяется перед тем, как проставляется апостиль. Нет единообразия в способе прикрепления апостиля к документу. В некоторых государствах аллонж с апостилем прикрепляется к документу (или даже пакету документов) простой скобкой скоросшивателя и может быть отделен.  Иногда вместо подписи должностного лица используется факсимиле.

За годы, прошедшие с принятия Гаагской Конвенции об апостиле, мир изменился колоссальным образом. Все больше официальных документов издаются в электронном формате, развиваются технологии цифровой подписи и электронной сертификации, судебные инстанции в некоторых странах уже принимают материалы в электронном виде. Эти обстоятельства нашли отражение в документе Гаагской Конференции, названном «Заключения и рекомендации специальной комиссии по практическому применению Гаагских конвенций об апостиле, вручении документов, получении доказательств и доступе к правосудию», где, в частности, содержится следующий тезис:

«…не только Конвенции об апостиле, вручении документов и получении доказательств, но и Конвенция о доступе к правосудию применяются в условиях значительного технологического развития. Хотя данная эволюция не могла быть спрогнозирована во время принятия этих четырёх Конвенций, комиссия подчёркивает, что современные технологии являются неотъемлемой частью современного общества, и их применение представляет собой неоспоримый факт. В связи с этим комиссия ещё раз отмечает, что дух и буква Конвенций не представляют препятствий для использования современных технологий, и что применение и действие Конвенций могут быть далее усовершенствованы с помощью таких технологий».

Электронный апостиль

С целью улучшить эффективность механизма апостиля, увеличить уровень безопасности, и в целом адаптировать действие Конвенции об апостиле к реалиям 21-го века без необходимости изменять саму конвенцию, Гаагская Конференция в сотрудничестве с Национальной ассоциацией нотариусов США запустили в 2006 году пилотную программу электронного апостиля «e-App» (Electronic Apostille Program). Программа «e-App» предусматривает внедрение системы проставления апостилей в электронном формате с цифровым сертификатом (e-Apostille), а также создание электронного реестра (e-Register), к которому имеется онлайн-доступ для проверки происхождения бумажных и электронных апостилей. После внедрения этой программы, заинтересованное лицо (например, государственный орган или судья в государстве принятия апостиля) сможет подтвердить происхождение апостиля в онлайн-режиме, или даже скачать апостиль вместе с документом в электронном формате с цифровым сертификатом подлинности. Заявитель, имеющий цифровую подпись, может подать заявление на апостилирование документов в электронном формате.

Эта идея не только удобна и соответствует духу времени, но и предоставляет большую степень защиты по сравнению с традиционным «бумажным» апостилем. Электронный файл апостиля весьма сложно подделать – при любой манипуляции с файлом апостиль будет признан недействительным.

В настоящее время четыре страны – Новая Зеландия, Испания, Колумбия и Молдова – внедрили систему  электронного апостиля в рамках программы «e-App». С 1 октября 2013 года Республика Молдова полностью прекратила проставление апостилей на бумажном аллонже, и перешла исключительно на работу в системе e-Apostille.

Тем не менее, удобные и современные методы не всегда единообразно воспринимаются в различных государствах. Это связано с разной практикой правоприменения, и в некоторых случаях ставит существенные преграды, заставляющие возвращаться от электронного апостилирования обратно к практике консульской легализации.

Не так давно мы столкнулись со случаем, когда электронный апостиль, проставленный Министерством юстиции Республики Молдова, не был признан в юрисдикции Российской Федерации.

Специальная комиссия Гаагской Конференции в своих документах подчеркивает, что расхождения в форме и размере апостилей, проставляемых компетентными органами, не должны быть основанием для отказа в их принятии, если они легко идентифицируются как апостили, проставленные в соответствии с положениями Конвенции. В частности, государство представления не может отказывать в принятии апостилей на том основании, что они проставлены без выполнения тех формальностей и не теми способами, которые приняты в данном государстве.

Правовой департамент Министерства иностранных дел РФ в своем комментарии выразил точку зрения Российской Федерации на проблематику признания электронного апостиля, и отметил, в частности, следующее:

«Из материалов специальной комиссии не следует, что введение государством электронного апостиля должно быть сопряжено с автоматическим отказом этого государства от признания и использования «обычного» апостиля (что, видимо, произошло в случае с Республикой Молдова). Кроме того, ни в Конвенции, ни в «Выводах и рекомендациях», одобренных вышеупомянутой специальной комиссией Гаагской Конференции, не говорится о существовании или безоговорочной необходимости государств признавать или использовать электронный апостиль – тем более, в качестве единственного и безальтернативного инструмента для отмены требования легализации иностранных официальных документов. В конечном счете, вопрос о целесообразности применения и признания электронных апостилей, по сути, оставлен на усмотрение принимающих государств, т.е. Российской Федерации. С учетом изложенного, придерживаемся мнения, что поспешное введение государством электронного апостиля – с одновременной отменой практики применения «обычного» апостиля – может создавать серьезные помехи международному общению, в том числе урегулированию конкретных правоотношений, возникающих в связи с необходимостью легализации иностранных официальных документов, и в этом смысле не вполне отвечает объекту и целям Конвенции».

По нашему мнению, такая позиция Российской Федерации противоречит фундаментальному принципу Гаагской Конвенции – апостиль, законно выданный в государстве-члене Конвенции, должен признаваться в другом Договаривающемся государстве. Этот принцип в полной мере относится и к электронным апостилям, проставленным в соответствии с национальным законодательством государства выдачи. Соответственно, в признании апостиля не должно быть отказано лишь на том основании, что он издан в электронном виде.

Опубликовано в журнале "Транспорт".

Автор: Андрей Перепелица