24/7

Крымские порты: вариант решения

01.07.14

27 марта 2014 года Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию по Украине, в которой призвала государства, международные организации и другие институты не признавать любое изменение статуса Крыма и Севастополя и воздержаться от любых действий, которые могут интерпретироваться как признание любых изменений этого статуса. По истечении времени вырисовываются все яснее контуры российско-украинских отношений. Таким образом, возник новый status quo. Впрочем, вопросов меньше не становится, наоборот, продвижение в разрешении одних проблем порождает цепную реакцию постановки в повестку дня все большего количества новых вопросов, требующих решений. Поэтому мы постараемся осветить вариант разрешения одного из довольно болезненных отношений в сфере морского транспорта – заход судна в порт, находящийся на оккупированной территории, воспользовавшись близким к ситуации, сложившейся в Крыму, примером.

Заход судна в порт Северного Кипра

Республика Кипр была учреждена на основании Конституции от 16 августа 1960 года. Эта Республика возникла как самостоятельное государство в результате сложного международного политического процесса обретения независимости от Великобритании, итогом которого стали т. наз. «Цюрихско-лондонские соглашения» 1959 года. Содержание этих Соглашений позволяет сомневаться в полной независимости и суверенности Республики Кипр, поскольку Великобритания, Греция и Турция стали гарантами независимости, территориальной целостности и безопасности Кипра, что дало этим государствам возможность вмешательства во внутренние дела Республики. В июле 1974 года при поддержке афинских властей, проводивших курс на «энозис» (присоединение острова к Греции), на Кипре была предпринята попытка государственного переворота. Турция в качестве страны-гаранта ввела 20 июля 40-тысячный контингент своих войск на остров под предлогом восстановления конституционного порядка и защиты турок-киприотов.  В результате этого в 1975 году на оккупированной территории было создано Турецкое Федеративное Государство Северного Кипра, которое отделилось и было преобразовано в 1983 году в Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК). Новое государство было признано только Турцией. Международное сообщество не признало это государство, и согласно резолюции Совета Безопасности ООН № 541 от 18 ноября 1983 ТРСК оно не является правомерно образованным государством.

3 октября 1974 года Совет Министров Республики Кипр объявил порты Фамагуста, Кириния и терминал в Каравостаси закрытыми для всех судов, а в Закон о портовых властях 1973 года были внесены дополнения, в соответствии с которыми капитан или владелец судна, которое прибывает и отходит из закрытого порта, либо заходит в закрытый порт, либо в нарушение правил останавливается там, считается виновным в правонарушении и подлежит заключению на срок не свыше двух лет, либо штрафу (ныне - не выше EUR 17 086, семнадцати тысяч восьмидесяти шести евро), либо таким заключению и штрафу вместе, и в случае судна, зарегистрированного в Реестре судов Кипра, суд вправе принять решение об исключении судна из этого Реестра.

Таким образом, Республика Кипр заявила о защите своего территориального суверенитета. Международные организации были осведомлены о таком решении, в частности, Международная морская организация – IMO, UNCTAD, международная палата судоходства, а также классификационные общества, страховые компании, дипломатические и консульские представительства всех стран, поддерживающих отношения с Республикой Кипр.

Несмотря на подвижки в урегулировании этого политического конфликта, до последнего времени капитанам судов, заходящих в порты Республики Кипр после заходов в порты Северного Кипра, грозила уголовная ответственность, вплоть до лишения свободы и довольно серьезного штрафа. Как известно, при помощи AIS, GPS и других средств сегодня отследить маршрут движения любого судна не представляет особой сложности.

Ситуация в Украине

Государственная инспекция Украины по безопасности на морском и речном транспорте (Укрморречинспекция) предложила закрыть крымские порты из-за невозможности обеспечения безопасности мореплавания в их акватории. По просьбе Министерства инфраструктуры и по поручению Министерства иностранных дел Украины посольство Украины в Великобритании предоставило информацию об этом секретариату IМО, ее государствам-членам и представителям иностранных компаний, аккредитованных при IМО. Суть этой информации сводится к тому, что Украина не может обеспечить надлежащий уровень безопасности мореплавания и соблюдения своих международных обязательств по сохранению человеческой жизни на море, поиску, спасанию и т.п. в портах Евпатория, Керчь, Севастополь, Феодосия, Ялта. Действительно, фактический выход из-под управления Министерства инфраструктуры Украины крымских портов в связи с оккупацией и последующей аннексией территории Крымского полуострова Российской Федерацией создает ситуацию высокого уровня рисков, как в отношении сохранности жизни и здоровья людей, так и имущества, на подходах и в акваториях морских портов Крыма. Так, может ли Украина быть безразличной к подобной ситуации? Однозначно, нет.

В Украине принят Закон "Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины" от 15.04.2014. Этим Законом Уголовный кодекс Украины дополнен ст. 332-1. Эта статья описывает состав преступления – нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины и выезда с нее. Существенным признаком субъективной стороны такого преступления является специальная цель: причинение вреда интересам государства. Наличие такой цели означает попытку умалить потенциал Украины в экономической, военной, политической и т.п. сфере. Состав преступления сконструирован как формальный, то есть вовсе не обязательно чтобы виновный как-то повлиял на какую-либо составляющую потенциала украинского государства. Достаточно одного его желания умалить этот потенциал, то есть достаточно доказать враждебное отношение виновного к государству, но даказать именно такое отношение виновного лица к государству Украина необходимо. Необходимо также доказать факт нарушения правил въезда или выезда на/с оккупированных территорий. Этими правилами предусматривается, в частности, для иностранцев и лиц без гражданства наличие специального разрешения.

В этой связи интересно рассмотреть широко обсуждающийся случай с судном «Huseyn Javid», которое после захода в порт Феодосии направилось в Ильичевск, где стало на рейде, а затем ушло, не простояв и суток, причем экипаж отключил передатчик AIS. Общественная организация «Совет общественной безопасности» обратилась в Ильичевскую транспортную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело по этому факту.

Разумеется, мы не можем в данном случае делать каких-то предложений правоохранительным органам, но предположить, что имело место правонарушение, вполне возможно. Напомним: порты Евпатория, Керчь, Севастополь, Феодосия, Ялта были закрыты распоряжением Кабинета Министров Украины, как и некоторые другие пункты пропуска через Государственную границу Украины (распоряжение от 30 апреля 2014 года № 424-р "О временном закрытии пунктов пропуска через государственную границу и пунктов контроля"), так что только заход судна в порт Феодосии уже является деянием, нарушающим порядок въезда на оккупированную территорию Крыма. Правда, в Уголовно-процессуальный кодекс Украины были внесены изменения, из которых следует, что досудебное расследование преступления, предусмотренного в ст. 332-1 Уголовного кодекса, возложено на органы безопасности. Таким образом, общественность обратилась несколько не по адресу. В ч. 2 предусмотрен квалифицированный состав, а в ч. 3 ст. 332-1 УК – особо квалифицированный состав преступления, квалифицирующим признаком которого является организованная группа лиц. Квалифицирующими признаками по ч. 2 ст. 332-1 УК являются предварительный сговор, повторность, а также субъект преступления – должностное лицо, использующее свое служебное положение.

В торговом мореплавании занято большое количество должностных лиц, которые совместно принимают решение о заходе судна в порт, так что, возможно, в предполагаемом контексте будет применяться ч. 2 ст. 332-1 УК Украины, поскольку ч. 3 ст. 28 УК, в которой определяется понятие «организованная группа», вряд ли может быть подходящей к упомянутому контексту на практике. 

Уголовно-правовые санкции дополняются административной ответственностью. В частности, КоАП дополнен ст. 204-2. По объекту состав этого правонарушения практически не отличается от объекта упомянутого преступления – это административные по своей природе отношения в области неприкосновенности Государственной границы Украины. Состав этого правонарушения по существу не является общественно опасным только потому, что при его совершении отсутствует специальная цель – причинение вреда государственным интересам.

Изоляция крымских портов от рынка международных перевозок уже прогрессирует. Можно, конечно, предположить, что и сами судовладельцы из прагматических соображений откажутся от заходов в порты аннексированного Крыма. Разумеется, речь может идти и о запрете судозаходов в порты Крыма через Кодекс ISPS (The International Ship and Port Facility Security Code). Дело в том, что даже если властям РФ или местной власти удастся фактически обеспечить безопасность мореплавания в портах на оккупированной территории, формально IMO как специализированное агентство ООН не признает Свидетельство о соответствии Кодексу, выданное любому судну или крымскому порту российскими властями.

В связи с ситуацией вокруг оккупированного Крыма возникает масса правовых коллизий. Если учесть сложную политическую ситуацию и сложность частноправовых отношений, складывающихся в сфере торгового мореплавания, то становится ясно, что правовая ситуация на Крымском полуострове, нуждается в прозрачном юридическом урегулировании, которое может внести необходимый и достаточный уровень определенности в правовой режим ведения морского бизнеса. Когда публично-правовые и гражданские осложнения складываются, возникают такие резонансы (или диссонансы?), что рассчитать их правовые эффекты, особенно в долгосрочной и среднесрочной перспективе развития экономики, бывает совсем непросто. Однако нельзя оставлять такие усилия, ведь от развития экономики зависит уровень жизни, степень реализации прав и свобод человека и гражданина. 

Опубликовано в АПК-Информ.

Автор: Артур Ницевич