24/7

Крымские порты: как Украина защищает свой суверенитет

2 февраля : ru 2 11 января : ru 1 10 декабря : ru 1 всего: 1705.06.15

 Особое внимание привлекает в последнее время правовая ситуация, сложившаяся в Черноморско-Азовском бассейне, то есть положение, сложившееся в нашей стране с февраля 2014 года. В той чрезвычайно сложной ситуации Конституция Украины и высшие власти продемонстрировали чрезвычайную гибкость, что позволяет снять массу сомнений, поскольку удалось избежать насильственного вооруженного захвата власти. Хотя даже в подобных случаях государство сохраняет свою идентичность, несмотря на изменение конституционного устройства, смену правительства или названия страны.

Однако некоторые авторы выражают сомнения иного рода, связанные с Будапештским меморандумом от 05.12.1994, утверждая, что именно этот документ является фундаментом суверенитета и безопасности Украины, таким образом, государства, предоставившие гарантии Украине: Россия, США, Великобритания, Китай и Франция стали якобы государствами-гарантами украинской государственности как суверенного образования. Спекулятивный характер подобной теории очевиден, поскольку гарантии, предоставленные Украине по Будапештскому меморандуму, имеют специальный характер, то есть это специальные гарантии в связи с отказом нашей страны от ядерного оружия.

Таким образом, даже если предположить, что в Украине состоялся «антиконституционный переворот», это не повлияло бы на сохранность международной правосубъектности Украины, вытекающей из принципа континуитета. Кроме того, нарушение территориальной целостности Украины, связанное с агрессией Российской Федерации - циничной оккупацией нею Крыма и последующими действиями на Востоке страны, отнюдь не означает критического подрыва суверенности нашей страны, а только – нарушение Россией своих обязательств перед Украиной, а также erga omnes, то есть перед международным сообществом в целом.

            Защита Украиной своего суверенитета

Украина предпринимает определенные усилия по защите своей независимости, суверенитета и своих границ. Обратимся к наиболее близкой нам сфере – торговому мореплаванию, в частности и особенности, к статусу морских портов.

Не возникает сомнений, что суверенное государство вправе само решать, какие порты открывать для захода иностранных судов. Проводя портовую реформу, Украина открыла все свои морские порты для захода судов под иностранным флагом. Было принято распоряжение Кабинета Министров «Об утверждении перечня морских портов Украины, открытых для захода иностранных судов» от 26.06.2013. Когда же стало очевидно, что российская агрессия и оккупация Крыма – это свершившийся факт, было принято распоряжение «О временном закрытии пунктов пропуска через государственную границу и пунктов контроля» от 30 апреля 2014 года. Это распоряжение было принято во исполнение Закона «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины» от 15.04.2014.

Кроме того, была внесена новая статья в Уголовный кодекс Украины – 332-1, а также ст. 204-2 - в Кодекс Украины об административных правонарушениях, в соответствии с которыми упомянутые меры обеспечиваются уголовно-правовыми и административными санкциями.

Обеспечение безопасности мореплавания в крымских портах фактически ложится на Российскую Федерацию как оккупирующее государство. А украинские власти, являясь формально соответствующим национальным Правительством, фактически не могут обеспечить надлежащий правопорядок в крымских портах. Обладание этими портами Российской Федерацией обязывает ее обеспечить  правопорядок, в том числе в отношении безопасности мореплавания. Тем не менее, правами, предусмотренными в таких документах Международной морской организации (ИМО), как: Руководство по имплементации Главы XI-2 Конвенции СОЛАС и Кодекса ОСПС (MSC/Circ.1111) и Резолюцией MSC.159 (78) «Временное руководство по мерам контроля и соответствия для усиления безопасности на море», Россия не пользуется. Это несоответствие между правами и обязанности образовалось в результате международного правонарушения Российской Федерации. Таким образом, по предложению Государственной инспекции Украины по безопасности на морском и речном транспорте (Укрморречинспекция) крымские порты из-за невозможности обеспечения безопасности мореплавания в их акватории были закрыты приказом Мининфраструктуры № 255 от 16.06.2014.

Тем не менее, нарушения этих правовых норм продолжаются без особых правовых последствий, как правило. Хотя Украина и пытается воздействовать на нарушителей. Например: наложен арест на судно «Кантон» под флагом Тувалу за то, что летом 2014 года оно заходило в порт Севастополя, нарушив тем самым ст. 332-1 УК Украины. Подозрение предъявлено капитану судна - гражданину Турции. Это первый арест морского судна, наложенный в связи с заходом в крымский порт. С тех пор было произведено еще несколько арестов.

В марте этого года судно «Кантон» зашло в порт Херсона для погрузки. Печерский районный суд города Киева арестовал его, что вызвало бурную дискуссию в СМИ. Это и не удивительно, ведь санкциями ст. 332-1 предусматриваются достаточно серьезные наказания, в частности, конфискация транспортного средства. Хотя судно не новое, но его задержание, арест и возможность конфискации – достаточно неприятные происшествия для судовладельца. Не говоря уже об угрозе для капитана, который может быть лишен свободы.      

Разумеется, с точки зрения международного правового регулирования все меры, принятые Украиной довольно легковесны, поскольку напоминают просто «бумажную блокаду». Конечно, применение настоящей военной блокады крымских портов перевело бы тлеющий вооруженный конфликт в действительно очень горячую стадию, что было бы совсем неуместно. Однако у мореплавателей имеется и такой аргумент для защиты своего желания зайти в крымский порт: порт считается закрытым для захода иностранных судов, если он не объявлен как открытый. Давайте же вернемся в 2013 год, и мы легко обнаружим, что Украина широким жестом открыла все свои морские порты для захода судов под иностранным флагом. Думается, что последующее за этим решением решение о закрытии портов и пунктов пропуска имеет приоритет, но так ли уж он очевиден и надежен – большой вопрос, да и решение Кабмина имеет большую юридическую силу, чем приказ Министерства инфраструктуры.

Кроме того, интересен и сугубо теоретический вопрос: если действительно с правовым регулированием запрета на заход судов в порты Крыма мы добились желаемого правового результата, как обстоят дела с правовым обеспечением этого запрета. Действительно, мореплаватель – не юрист. Он находит крымские порты в перечне портов, открытых для захода. Может быть он не информирован об их закрытии? По крайней мере, моральный упрек ему трудно сделать, когда он, ничтоже сумняшеся, зайдет в один (а то и не один) из крымских портов. Итак, наконец-то, Кабинет Министров Украины исправил этот досадный просчет и принял распоряжение «О внесении изменений в приложение к распоряжению Кабинета Министров Украины от 26 июня 2013 г. № 466» от 29 апреля 2015 года № 415-р. Однако, совершенно очевидно, что этим последним решением Кабмина поставлена жирная точка в позиции Украины по вопросу о правомерности захода судов под иностранным флагом в порты Крымского полуострова, а именно: Севастополь, Евпатория, Ялта, Феодосия и Керчь.

Выводы

Украина продолжает осуществлять функции суверенного государства на территории Крыма. Кабинет Министров закрепил вполне отчетливо правовую норму, в соответствии с которой намерен запретить заход иностранных судов в Крымские порты. Это намерение даже облечено в довольно ясную правовую форму – распоряжение, опубликованное пока что только на Правительственном портале – электронном ресурсе с режимом доступа: http://www.kmu.gov.ua/control/ru/cardnpd?docid=248135039.

Авторы: