24/7

Ответственность за неисполнение обязательств в запродажных контрактах FOSFA и GAFTA

20.10.14

Ответственность за неисполнение обязательств в контрактах FOSFA и GAFTA

Торговля зерновыми, масличными и другими видами сельскохозяйственных культур достаточно подробно регламентирована соответствующими стандартными проформами ассоциаций GAFTA и FOSFA. Работа на их основе, тем не менее, требует специальных навыков, знаний и учета специфических особенностей внешнего рынка, существенно отличающегося от внутреннего. Кажущаяся легкость применения стандартных проформ играет злую шутку с недостаточно опытными экспортерами сельскохозяйственных культур, которые не обладают таким значительным опытом в международной торговле, как транснациональные трейдеры. Одним из «камней преткновения», зачастую, выступает положение о дефолте и исключении ответственности в связи с дефолтом.

 

Общие принципы исполнения контрактов по английскому праву

Согласно общему принципу английского права., договоры должны исполняться сторонами. Доктрина английского права предусматривает, что обязательства по контракту могут быть завершены несколькими способами: performance (исполнение); expiry (окончание срока контракта); avoidance (реституция); frustration (дальнейшее исполнение договора теряет смысл); termination and cancellation (прекращение в силу сложившихся обстоятельств), причем, последние два способа, как правило, используются как следствие нарушения договора (breach). 

Нарушение договора (breach of contract) по английскому праву – невыполнение одной из сторон, заключивших договор, своих обязательств, вытекающих из контракта, либо выражение намерения не выполнить контрактные обязательства. В случае неисполнения договора в силу нарушения, невиновная сторона имеет право объявить другую сторону в дефолте и требовать выплаты убытков.

Дефолт (default) – невыполнение контрактных обязательств. По процедуре дефолта невиновная сторона может требовать возмещение всех убытков, возникших в результате дефолта от стороны, нарушившей свои обязательства.

Канцеллирование контракта в связи с нарушением его условий одной из сторон достаточно распространено в коммерческой практике. Сторона, объявленная в дефолте, как правило, возмещает убытки потерпевшей стороне в полном объеме, если не докажет отсутствие оснований для ответственности или применение исключений, либо ограничений своей ответственности.

Проформы стандартных договоров FOSFA и GAFTA регулируются английским правом. Следуя принципам английского права, проформы предусматривают исключения, которые стороны могут применить на практике, избежав, таким образом, возмещения убытков.

 

Дефолт по стандартным проформам GAFTА и FOSFA

Механизм положений о дефолте в стандартных проформах ассоциаций GAFTA и FOSFA практически идентичен: стороне, которая объявляет контрагента в дефолте, необходимо подать соответствующий нотис о дефолте и затем, в зависимости от положений контракта и используемой проформы, требовать возмещения убытков в связи с неисполнением контракта. Причем, сторона в дефолте может избежать выплаты убытков, обосновав отказ ссылкой на соответствующие исключения. В стандартных проформах GAFTA и FOSFA предусмотрены, в частности, следующие положения (excuses for non-performance или discharge from liability), исключающие ответственность за нанесенные убытки: запрет (prohibition), форс-мажор (force majeure), забастовки при погрузке (loading strikes). 

Оговорки о запрете в проформах обеих ассоциаций имеют схожую структуру. При расторжении контракта по данному основанию сторона должна правильно провести доказывание. Сторона, которая инициирует расторжение контракта, или которую объявили в дефолте, должна убедительно использовать необходимые аргументы по тому или иному основанию, прямо приведенному в оговорке и исключающему ответственность. Иначе вторая сторона сможет утверждать, что произошло нарушение/невыполнение условий контракта (breach of the contract) и требовать выплаты убытков, предъявленных по процедуре объявления дефолта.

Оговорки о force majeure и prohibition в проформах FOSFA и force majeure/loading strikes и prohibition по контрактам GAFTA идентичны. Они предполагают, что сторона, при ссылке на эти оговорки, должна четко соблюдать время подачи нотиса второй стороне, ссылаясь на факт наступления таких обстоятельств. При этом оговорки достаточно неоднозначны, и, в зависимости от конкретных обстоятельств, могут трактоваться по-разному. В арбитражной и судебной практике встречаются абсолютно противоположные решения в отношении одной и той же формулировки такой оговорки. При вынесении решения, судом принимаются во внимание все детали: наступили ли перечисленные в оговорке обстоятельства во время оговоренного периода поставки (отгрузки) или в дополнительный период, согласованный сторонами, был ли подан соответствующий нотис, подпадают ли наступившие обстоятельства под перечень, определенный оговоркой, и т.д.

Даже если сторона не уверена в правильности своей позиции, зачастую более эффективно ссылаться на оговорку при первой же возможности, а затем собирать соответствующие доказательства. Как сделать это правильно, зависит от условий договора и требует аккуратности, поскольку подача нотиса запускает определенные механизмы, предусмотренные в таких договорах.

В целом, то, каким образом условия этих оговорок будут истолкованы и в чью пользу, зависит от конкретной ситуации, которая сложилась по договору на момент наступления соответствующих обстоятельств.

С 1 июня 2014 года внесены существенные изменения в проформы стандартных контрактов GAFTA. Оговорка «Запрет» (Prohibition) и «Форс-мажор» (Force Majeure) были заменены на общую оговорку «Препятствия при погрузке» (Prevention of Shipment). Нововведение диктовалось противоречивой судебной и арбитражной практикой, которая сложилась за последние годы по этому вопросу.

        

Object or Effect?

Современный подход в английской судебной практике был сформулирован, в частности, в ходе рассмотрения дел Seagrain LLC v Glencore Grain BV [2013] EWCA Civ 1627 (проформа GAFTA 48) и Bunge SA v Nidera BV [2013] EWCA Civ 1628 (проформа GAFTA 49).

В обоих делах дискуссия велась относительно достаточно характерного для английского права понятия «эффекта» (Effect), т.е. влияния законодательных актов, либо иных распоряжений уполномоченных органов, ограничивающих экспорт. В частности, будет ли иметь значение «эффект», вызванный такими актами, либо важна непосредственно т.н. юридическая нагрузка, «вординг» (Object или Scope) или природа оговорки.

В деле Seagrain LLC v Glencore Grain BV продавцы канцеллировали контракт, ссылаясь на оговорку о запрете. Они утверждали, что действия украинской таможни по ужесточению контроля отбора проб товара имели эффект на ограничение экспорта и что такой эффект, вызван исполнительным актом.

В Апелляционной инстанции GAFTA по этому делу трибунал вынес решение, что такой исполнительный акт таможни мог привести к задержкам и дополнительным сложностям во время поставки товаров, но не к ограничению экспорта. Суд также постановил, что фразу «любой акт исполнительной власти» следует трактовать в соответствии с природой ограничения экспорта как таковой. 

В деле Bunge SA v Nidera BV продавцы также канцеллировали контракт на основании оговорки о запрете, ссылаясь на акт исполнительной власти, которым был введен запрет на экспорт зерна из российских портов. Однако в данном случае, хотя период поставки в целом совпадал с периодом действия запрета, но он должен был начаться спустя неделю после введения запрета на экспорт. При этом продавцы объявили о канцеллировании до начала периода поставки, а обосновали это тем, что такой акт исполнительной власти имел эффект на ограничение экспорта.

Суд вынес решение о неправомерной канцелляции и аргументировал его тем, что в такого рода акты исполнительной власти о запрете экспорта могут быть внесены соответствующие изменения или они вообще могут быть отменены, поэтому канцеллирование контракта могло быть объявлено только после начала периода поставки. Судья Lord Justice Moore-Bick в деле Bunge SA v Nidera BV пришел к выводу, что для того чтобы сослаться на Prohibition Clause (оговорку о запрете на экспорт) как на оговорку, освобождающую от ответственности за убытки, необходимо наличие причинно-следственной связи между наложенным полным или частичным запретом на отгрузку товаров и невозможностью со стороны продавца поставить товар в случаях, когда объявление об ограничении экспорта не канцеллирует контракт автоматически согласно положениям контракта.

В нашей недавней практике в нескольких случаях сторона не могла поставить товар из-за конвенций, введенных на железной дороге. Так, в одном из дел, товар должен был быть поставлен на базисе СРТ порт. Контракт регулировался проформой GAFTA 78. В силу того, что период поставки выпал на высокий сезон продаж, руководство железной дороги ввело конвенции для регулирования железнодорожных перевозок. Продавец утверждал, что не должен нести ответственность за непоставку, ссылаясь на оговорку Prohibition стандартного контракта. На данном этапе дело находится на рассмотрении в арбитраже GAFTA. Видится маловероятным вынесение решения в пользу продавца (ответчика), в частности, на основании того, что продавец не использовал должным образом механизм оговорки, на которую ссылается, - вовремя не подал нотис о возникновении соответствующих обстоятельств, не канцеллировал контракт в соответствии с проформой GAFTA, не доказал причинно-следственную связь между введением конвенции и невозможностью выполнения своих обязательств.

 

Заключение

Учитывая большие объемы отгрузок, в практике украинских трейдеров могут возникнуть различные проблемные ситуации по исполнению контрактов.  Типовые формы не предусматривают все основания для исключения ответственности и имеют достаточно много пробелов. Вопрос освобождения от ответственности не однозначен, несмотря на то, что уже есть ряд недавних прецедентов по этому вопросу. Успешность доказывания позиции в арбитраже напрямую зависит от четко и грамотно оформленной доказательственной базы, а также правильно сформулированного и заявленного основания расторжения контракта. 

Опубликовано в журнале "Юридическая практика".

Авторы: Наталия Мирошниченко, Илона Белюк