24/7

Почему английское право и арбитраж в Лондоне?

29.04.15

Большинство проформ договоров купли-продажи и перевозки, разработанных БИМКО, ГАФТА - Международной ассоциацией торговли зерном и кормами (GAFTA), ФОСФА - Федерацией ассоциаций по торговле маслами, семенами масличных культур и жирами (FOSFA) и другими неправительственными международными организациями, предусматривают арбитраж в Лондоне и применение английского материального права к этим договорам. Если учесть, что в эту часть договоров, напечатанную типографским способом, причем очень мелким шрифтом, почти никто не заглядывает, то Вы легко можете стать участником арбитражного разбирательства именно в Англии и по английскому праву. Это можно организовать и совершенно сознательно, то есть стороны контракта заранее могут знать, что им придется обратиться к арбитражной процедуре с тем, чтобы закрепить авторитетом арбитражного института определенное правоотношение. Например, стороны так договорились о расчетах, что выдержать нормы относительно сроков расчетов за поставленный товар, установленных украинским законом, просто нереально. И в таком случае нет ничего предосудительного, поскольку уже со времен древнего Рима известен такой способ закрепления прав - in jure cessio. 
Разумеется, в мире трудно найти что-то идеальное, однако в сфере морского арбитража лучшего выбора, чем арбитраж в Лондоне по английскому праву, пожалуй, нет. 
В настоящей публикации мы ответим на вопрос: почему английское право и лондонский арбитраж являются наиболее подходящими для разрешения споров, возникающих в морском бизнесе и международной торговле.

Применимое материальное право и терминология

Применимым материальным правом, в большинстве морских транспортных договоров, является именно английское право. Морские страховщики, финансисты, сюрвейеры, диспашеры, не говоря уже о перевозчиках, судовладельцах, фрахтовщиках и фрахтователях, предпочитают английское право как совокупность правил, которые будут регулировать их отношения. Ведь нет другой правовой системы, в которой отношения, складывающиеся в сфере мореплавания и морской торговли, были бы урегулированы столь же тонко и подробно, и, в то же время, столь же логично и прозрачно. При этом важным фактором является стабильность установленных правил, что отнюдь не исключает их динамизма. Морское право Англии позволяет прогнозировать развитие правоотношений в долгосрочной перспективе. Подчинение спора английскому праву и выбор арбитража в Лондоне, позволяют сделать решение по делу предсказуемым. Это достигается благодаря тому, что правила создают суды и арбитражи, рассматривающие реальные споры, которые возникают в практике морской торговли, торгового мореплавания и в результате исполнения других транспортных договоров. 
Жизненность английского права, адекватное отражение в его правилах действительности отношений, складывающихся в сферах, связанных с морским бизнесом обусловлена исторически. В Англии сложилась система общего права, которая характеризуется ведущей ролью прецедента как источника прав. В последнее время возрастает значение и нормативных актов – законодательства, которое принимает парламент. Значительную роль играют также обычаи и обыкновения. Нельзя сбрасывать со счетов и влияние доктрины, то есть теорий, обоснованных ведущими учеными – правоведами, да и здравого смысла – логики, свойственной самим отношениям, составляющим предмет правового регулирования. Всем этим определяются и обуславливаются лидирующие позиции английского права в сфере регулирования международной торговли и морского бизнеса
Английский язык уже давно стал важнейшим языком торговли и мореплавания. Огромное количество терминов, принятых в морской торговле, имеет именно английское происхождение. Конечно, для юриста континентальной правовой школы не все англоязычные термины достаточно ясны, но всегда можно подыскать эквиваленты довольно близкие к ним и найти адекватное их толкование, по меньшей мере, для практического использования в конкретных ситуациях. 
    
Квалификация арбитров
   
Опытность английских судей и арбитров переоценить невозможно. Так уж сложилось исторически, что, будучи морской державой, в которой никогда не заходило Солнце, Британская империя вынуждена была развивать торговое мореплавание, морские исследования. В том числе, исследования в области морского права, являющегося неотъемлемой частью морской коммерческой деятельности. Вряд ли удастся найти столь же сложную и разностороннюю систему общественных отношений в сфере оказания услуг, как услуги морского транспорта в широком смысле. Эта система отнюдь не исчерпывается морским перевозками и фрахтованием судов, которые и сами по себе составляют целый мир – суперсложную систему. Если же учесть все вспомогательные морские транспортные договоры, а также договоры, тесно примыкающие к специфической сфере морского бизнеса, например, договоры транспортного экспедирования, на оказание стивидорных услуг, выполнение судоремонтных работ и т.д. и т.п., то становится очевидным, что нет более богатой по содержанию правовой отрасли, особенно в системе частного международного права. Кроме того, морская доктрина Англии считается наиболее передовой. Нормы международного права зачастую имеют свои корни именно в английском праве. Опыт английских специалистов в самых различных сферах шипинга – это поистине кладезь премудрости, который используется при разрешении морских споров. В арбитраж приходят специалисты-профессионалы из самых разных областей морского бизнеса от морских архитекторов до диспашеров. Стороны могут договориться, что арбитры, которые будут рассматривать их спор, должны соответствовать каким-либо специальным критериям. Например: практический опыт работы в определенной сфере, знание языков, гражданство и т.п.
Конечно, огромное значение имеет специальная юридическая квалификация арбитров. Отнюдь не всегда удается достаточно точно совместить понимание логики морского бизнеса и правовых конструкций. Хотя именно в английском праве часто их модели совершенно совпадают. И все же арбитры, хотя часто имеют одновременно и юридическую и специфически морскую подготовку, судят, в первую очередь, с точки зрения парадигм морского бизнеса. Таким образом, не исключены случаи, когда решения арбитров изменяются, отменяются, а чаще возвращаются в арбитраж для пересмотра английским государственным судом, который имеет полномочия проверять решения арбитража по точно установленным основаниям. В настоящее время действует Закон «Об арбитраже» от 17 июня 1996 года, который распространяется на территорию Англии, Уэльса и Северной Ирландии. В соответствии с этим Законом, суд может, в принципе, в любой момент войти с проверкой в арбитражный процесс, но на ранних стадиях процесса это право суда имеет весьма ограниченный характер. Как правило, проверяются только решения арбитража и то очень редко, причем исключительно по вопросам права, но не факта.
Для иллюстрации приведем один из недавних казусов, когда английским судом было принято решение, демонстрирующее важность внимательного отношения к оговоркам в чартерах при фрахтовании и субфрахтовании судов. В описанном случае судно было передано в тайм-чартер оператору (диспонентному судовладельцу), который отфрахтовал судно фрахтователю, сдавшему это судно, в свою очередь, в субаренду. Всеми чартерами предусматривался арбитраж в Лондоне. Впоследствии выяснилось, что некоторыми чартерами предусматривался срок исковой продолжительностью в 13 месяцев со дня возвращения судна из чартера, а некоторыми специфический срок давности не предусматривался, поскольку эти чартера содержали стандартную арбитражную оговорку, разработанную BIMCO. В процессе рассмотрения спора трибуналом LMAA возник вопрос: какая арбитражная оговорка применима в данном случае, да и каков срок исковой давности, для разрешения которого потребовалось обращение в суд. Суд признал применимой арбитражную оговорку BIMCO и обязал арбитраж принять решение по вопросу: применим ли 13 месячный срок исковой давности в данном случае (Transgrain Shipping BV v. Deiulemar Shipping SpA & Another (Eleni P) [2014] EWHC 4202 (Comm)).  

Удобство процесса и его стоимость. 

В принципе, арбитражный процесс проще, чем процесс в государственном суде, причем каждый вправе защищать свои права и правомерные интересы в английском арбитраже, то есть обращение к местным английским юристам вовсе не обязательно.
Удобство арбитражного процесса в Англии прежде всего определяется самой его природой, а именно тем, что этого рода процесс представляет собой частный институт, так что стороны спора могут выбирать лиц, которые будут рассматривать и разрешать их спор. Как правило, только 10–12% дел проходят с устными слушаниями, а в остальном арбитры ограничиваются рассмотрением спора по документам, то есть дистанционно. Решение арбитража, как правило, окончательное и его гораздо легче исполнить в других юрисдикциях, то есть в качестве решения иностранного арбитража, поскольку действует соответствующая Нью-Йоркская конвенция 1958 года, членами которой являются около 150 стран. Очень важным для многих спорящих сторон является конфиденциальность рассмотрения и разрешения спора. Публикация решения возможна только с согласия сторон спора.
Английский арбитраж не требует больших расходов, в сравнении с другими международными арбитражами.  Там они получают справедливое урегулирование правового конфликта и прекрасный сервис за весьма умеренную плату, которая возмещается выигравшей процесс стороне проигравшей стороной. Более того, арбитражные расходы можно застраховать, тогда они возмещаются страховой компанией, то есть процесс обойдется почти бесплатно. Естественно, арбитражные расходы авансирует истец – сторона, которая инициирует арбитражное рассмотрение спора. Так, при номинации арбитра вносится всего GBP 300. То есть отсутствует требование уплаты арбитражного сбора. 
Еще одним большим удобcтвом английского арбитража, в частности арбитража LMAA, является возможность его прекращения по договоренности сторон, на любом этапе, за исключением финального – вынесения арбитражного решения. Такое прекращение позволяет сторонам проявить свое волеизъявление по предмету спора и сократить время арбитражного разбирательства и расходы.
Так в 2014 году арбитры LMAA получили 3,582 назначения, но вынесли только 584 решений. С уверенностью можно сказать, что подавляющее большинство из оставшихся 3.000 дел закончились урегулированием, путем заключения Соглашения сторон.
Хотя английское право иногда довольно сложно сформулировано, для понимания практикующих его повседневно специалистов оно проще, чем внешне простые формулировки современного континентального, в частности, украинского, права, поскольку сложные формулировки приводят к большей конкретизации содержания правовых норм, а кажущаяся простота – к размытости и неопределенности содержания. Главное – это правоприменительная практика. Хотя внешние формы права в континентальных правовых системах выглядят проще, чем источники английского права, видимость оказывается обманчивой. Благодаря детализации положений английского права достигается удивительная конкретизация его норм, регулирующих поведение сторон в сфере международной торговли и морского транспорта.

Автор: Николай Мельников