24/7

Pre-advice и сталийное время: устраняем неоднозначности

11 мая : ru 5 10 мая : ru 3 16 мая : ru 3 всего: 10512.04.17

 Все трейдеры, осуществляющие поставки на условиях FOB, рано или поздно сталкиваются с проблематикой взаимосвязи пунктов торговых контрактов и чартеров, касающихся исчисления сталийного времени и расчета демереджа. Одни и те же положения, регулирующие laytime/demurrage, могут быть по-разному сформулированы в чартерах и торговых контрактах, и не обязательно «зеркальны». Несогласованность договорных положений в этом вопросе может привести к разногласиям между продавцом и покупателем в определении размера демереджа.

Pre-advice в контрактах FOB

Стандартные торговые контракты, такие, как GAFTA 49, содержат положение: «Не менее чем за …. последовательных дней покупатели должны подать уведомление, содержащее название судна и ожидаемую дату его готовности, а также предполагаемый размер тоннажа к погрузке». Такой промежуток времени именуется pre-advice period.

На практике нередко бывает так, что продавец имеет возможность организовать погрузку практически сразу же после получения им pre-advice или нотиса о готовности. В таких случаях на первый план выходит вопрос: если судно принято продавцами под обработку до истечения периода pre-advice, начинается ли сталийное время после подачи нотиса о готовности, или же только после окончания pre-advice period?

В целом, оговорки о сроках в торговых контрактах могут расцениваться как условия, дающие сторонам возможность быть уверенными, что в случае срыва или задержки исполнения контракта они смогут примерно в те же сроки заключить заменяющую сделку или предпринять иные действия для уменьшения убытков. Такие оговорки привносят ясность в вопросы сроков, и таким образом, защищают обе стороны.

Некоторые типовые контракты (такие, как FOSFA 53) уже в стандартном тексте содержат условие, устраняющее неоднозначность: «сталийное время не начинается до истечения минимального количества дней pre-advice о номинации судна, если только продавец не согласится начать погрузку ранее, и в этом случае сталия начинается, когда судно фактически начало погрузку». В торговле зерновыми стороны обычно самостоятельно составляют и вносят в контракты положения о том, что сталийное время не начинает течение до окончания pre-advice period, а также что нотис о готовности не является валидным до вышеуказанного момента. Конструкция этих оговорок зачастую допускает многозначное толкование.

С точки зрения чартера (и с позиции судовладельца), сталийное время начинает течь после подачи нотиса о готовности. Судовладелец не является стороной торгового контракта, и никакие периоды pre-advice, согласованные между третьими лицами, не могут повлиять на права судовладельца по чартеру. Именно это судовладелец и отстаивает в отношениях с фрахтователем. В свою очередь фрахтователь, будучи покупателем товара, связан с продавцом положениями торгового контракта по поводу pre-advice. Очевидно, что в отношениях с продавцом покупатель будет занимать позицию, аналогичную позиции судовладельца. Может также сложиться ситуация, когда продавец будет требовать от покупателя уплаты диспача, в то время как судовладелец будет требовать от того же самого покупателя оплаты демереджа.

Коммерческий смысл пункта о pre-advice period заключается в том, чтобы дать продавцу разумное время для принятия необходимых мер и приготовлений к погрузке. Важный вывод можно сделать из решения по делу Thai Maparn Trading Co Ltd v. Louis Dreyfus Commodities Asia Pte Ltd [2011]: pre-advice может рассматриваться, как дополнительное средство защиты Продавцов от риска расходов, связанных с «неожиданным» приходом судна под погрузку. В данном прецеденте было установлено, что обязательство продавца по погрузке, а также отсчет сталийного времени, не могут начинаться с момента подачи нотиса о готовности, если он был подан до истечения pre-advice period. Однако, вышеизложенное отнюдь не освобождает продавца от обязанности иметь товар готовым к погрузке в течение всего периода поставки.

Аналогичным образом, мы полагаем, что с коммерческой точки зрения продавец не должен терять право пользоваться всем временем, предоставляемым ему в течение pre-advice period. Неясно, почему продавец должен поступаться несколькими днями лишь на основании того обстоятельства, что он смог осуществить все приготовления для погрузки немедленно после номинации судна.

Интересен также вопрос: в какой момент начинается отсчет сталийного времени после истечения pre-advice period? Происходит ли это автоматически и немедленно по окончании срока? По нашему мнению, нет оснований отступать от правил, установленных в чартере и/или контракте. Иными словами, если окончание периода pre-advice приходится на нерабочий день, то нотис о готовности должен считаться принятым в следующий рабочий день, и сталийное время начнется через некоторое время после принятия нотиса, как это предписано чартером.

Изменения после подачи pre-advice?

Ситуация может усложниться, если в течение pre-advice period изменятся какие-либо существенные условия. Должно ли это время быть продлено, если покупатели номинируют иное судно? Должно ли оно продляться, если стороны пересогласуют количество груза?

Что касается судна-субститута, данная проблема была рассмотрена в деле Ramburs Inc v. Agrifert SA [2015] и освещена в статье «Номинация судна: где заканчивается право Продавца и начинается право Покупателя?», опубликованной на сайте АПК-Информ в декабре 2016 года. Что же касается изменения количества груза, то, в одном из недавних дел Interlegal, продавцы номинировали судно большей вместимости, чем это требовалось. Стороны в течение первого дня pre-advice period изменили существенные условия, связанные с номинацией судна, а именно: согласовали 25%-ное увеличение количества товара, подлежащего погрузке. По нашему мнению, такой значительный пересмотр условий может технически привести к необходимости переноминировать судно, и, несмотря на то, что этого фактически не произошло, период pre-advice должен считаться начавшимся заново с момента пересмотра условий.

Нотис о готовности: формулируем четко

Отдельно хотелось бы акцентировать внимание на следующем. Распространена практика, когда стороны включают в договор противоречащие друг другу пункты, относящиеся к подаче нотиса о готовности. В одном абзаце могут одновременно встретиться такие фразы:

«Нотис о готовности должен быть подан с погрузочного причала, когда судно во всех отношениях готово к загрузке»

и

"WIPON/WIFPON/WICCON/WIBON”

Такие формулировки совершенно точно создают ненужную двусмысленность и закладывают потенциальную «часовую бомбу». Первое положение дает продавцу возможность заявить, что нотис о готовности, поданный не от причала, является преждевременным и недействительным, со всеми вытекающими последствиями. И, наоборот, второе положение работает на покупателя и судовладельца, предоставляя им возможность подать нотис на лоцманской станции или рейде. Очевидно, что для спокойствия всех сторон и беспроблемного исполнения сделки желательно избегать подобных неоднозначных или взаимоисключающих пунктов договора. 

 

Опубликовано в "АПК-Информ: ИТОГИ" №4 (34)

Автор: Андрей Перепелица