24/7

Сага о том, как в Украине без ареста арестовывают морские суда. Часть вторая.

09.10.15

В статье под названием «Как в Украине без ареста арестовывают морские суда» (журнал «Порты Украины», №5 (147), июнь 2015 года, с. 44-46) мы описали случай, когда тридцать таблеток непонятно как попавшего на борт судна обезболивающего могут стать причиной длительного простоя судна в украинском порту и убытков судовладельца размером в несколько десятков тысяч долларов.

Основное внимание в описанном нами случае привлекли самоотверженные действия правоохранительных органов, которые в погоне за соблюдением закона сами многократно и грубо его нарушили.

Мы продолжаем описывать и анализировать действия работников правоохранительных органов, когда у них отсутствовали какие-либо основания для ограничения движения судна (в отличие, пусть и номинально, от того же случая с тридцатью таблетками). Более того, действия отечественных правоохранителей могут стать причиной серьезных международного расследований и конфликтов. Итак, рассмотрим произошедшую ситуацию. Все мы помним события весны 2014 года, и последовавшую за ними оккупацию Крыма Российской Федерацией.

Безусловно, как Украина, так и международное сообщество осуждают такие действия, считая неприемлемым нарушением международного права. На международном уровне оценка таких действий нашла своё отражение в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №A/RES/68/262 от 27 марта 2014 года, согласно которой Генеральная Ассамблея подтверждает суверенитет и территориальную целостность Украины в её международно-признанных границах и не признаёт законности какого бы то ни было изменения статуса Автономной Республики Крым или города Севастополя. Со своей стороны, Украина приняла ряд нормативных актов в связи со сложившейся на полуострове ситуацией.

Для морского судоходства наиболее существенными является Закон Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины» от 04.03.2015 года и приказ Министерства инфраструктуры Украины «О закрытии морских портов» №255 от 16.06.2015 года, которые направлены, в том числе, на предотвращение незаконного нарушения суверенитета Украины и захода судов в морские порты Крыма. Ответственность за нарушение указанных нормативных актов в части заходов судов в закрытые порты Крыма предусмотрена ст. 204-2 КУоАП и ст. 332-1 УК Украины. И вот, в начале июня 2015 года в украинский морской порт пришло судно под флагом Российской Федерации для погрузки 3500 тонн сои, предназначенные для перевозки в Объединенные Арабские Эмираты. Уже после того как погрузка груза на борт судна была завершена, изданы коносаменты, а груз готов к фумигации, группа следователей во главе со следователем Генеральной прокуратуры Украины провела на судне обыск на основании определения Печерского районного суда г. Киева. В ходе обыска были изъяты абсолютно все оригиналы судовых документов. Капитан судна, экипаж которого состоял полностью из граждан РФ, требовал при обыске защиты адвоката и участия представителя Генерального консульства РФ, что было следователем проигнорировано.

Таким образом, полностью готовое к отходу загруженное экспортным украинским грузом судно было фактически блокировано в украинском морском порту, поскольку его выход без оригиналов судовых документов на борту был невозможен. При этом интересы судовладельца и собственника груза (крупного международного трейдера) следователями в расчёт взяты не были.

Первой причиной для проведения обыска стал документ под названием «Ship Pre-Arrival Security Information Form», поданный капитаном судна по прибытии в порт. В данном документе капитан судна ошибочно указал, что 25.04.2015 года судно бункеровалось в Керченском проливе. Второй же причиной для обыска стало то, что по утверждению Генеральной прокуратуры Украины судно пользовалось услугами лоцмана закрытого Керченского морского торгового порта.

А был ли мальчик?

Необходимо отметить, что Генеральная прокуратура Украины не открыла отдельное уголовное производство по указанным фактам. Вместо этого досудебное расследование проводилось в рамках единого уголовного производства по всем «крымским» судозаходам по все той же ст. 332-1 Уголовного кодекса Украины (нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины и выезда из нее с целью причинения вреда интересам государства).

К сожалению, как Генеральной прокуратурой Украины при подаче ходатайства об обыске, так и судом при вынесении определения об обыске были проигнорированы факты того, что ни бункеровка в Керченском проливе, ни пользование услугами неустановленного лоцмана в Керченском проливе не являются преступлениями с точки зрения ст. 332-1 Уголовного кодекса Украины. При этом Генеральной прокуратурой Украины не были предоставлены ни доказательства бункеровки в территориальных водах Украины, ни доказательства пользования услугами лоцмана закрытого Керченского морского торгового порта.

Примечательно, что уже во время проведения обыска при ознакомлении с оригиналами судовых документов и поминутном исследовании маршрута судна стало известно, что судно прошло Керченский пролив транзитом, а бункеровку осуществило не в самом проливе, а уже в открытом море.

По сути, капитан судна допустил описку при заполнении «Ship Pre-Arrival Security Information Form». Более того, следователь Генеральной прокуратуры Украины не после, а именно до обращения к следственному судье с ходатайством об обыске, мог и обязан был проверить сведения о том, имел ли место факт захода в закрытый порт и бункеровка нём. Организацией, способной предоставить точную информацию о местоположении судна, которую в последующем можно использовать в уголовном деле в качестве доказательства, в Украине является ГП «Госгидрография». Информация данной организации подтверждает, что судно не заходило в закрытые порты Крыма и не осуществляло бункеровку в территориальных водах Украины в районе полуострова. Однако ни отсутствие каких-либо доказательств, ни сам факт отсутствия события преступления, не остановили Генеральную прокуратуру в её не до конца ясных стремлениях. «Всех впускать, никого не выпускать! В случае сопротивления...»

Для защиты интересов судовладельца его адвокатами была подана жалоба на действия следователя по изъятию оригиналов судовых документов, предоставлены объективно снимающие все возможные подозрения документы, в том числе предоставлен диск с указанным поминутным маршрутом судна.

Сразу скажем, вместо положенных трех дней для рассмотрения жалобы на действия следователя по существу следственный судья рассмотрел жалобу через два с половиной месяца.

Поскольку на судно и груз не был наложен арест (претензии являлись, очевидно надуманными, действия следователя по изъятию оригиналов судовых документов и таким образом остановке хозяйственной деятельности судна были очевидно необоснованными и обжалованными в установленном порядке), судовладелец решил получить дубликаты оригиналов судовых документов взамен изъятых в ходе обыска.

В то же время капитаном судна по согласованию с портовыми властями было принято решение о фумигации груза, который на тот момент уже находился на борту девять дней, а потому существовал риск его порчи. Согласно же Обязательным постановлениям по морского порта в случае фумигации грузов препаратами фосфина (закладка фосфина в груз) судно должно покинуть порт не позднее чем через два часа после окончания закладки фумиганта и закрытия трюмов. После получения дубликатов оригиналов судовых документов и более чем через сутки после проведения фумигации судно смогло покинуть порт, поскольку отсутствовали законные основания для каких-либо препятствий. Впоследствии Генеральная прокуратура Украины вернула судовладельцу изъятые в ходе обыска оригиналы судовых документов. Очевидно, что в итоге здравый смысл восторжествовал, однако общий простой судна в порту составил десять дней, а убытки судовладельца — несколько десятков тысяч долларов.

Не подлежит никакому сомнению, что Украина обязана отстаивать свои права на временно оккупированную территорию и добиваться привлечения к ответственности всех лиц, посягающих на её суверенитет и территориальную целостность. Однако следует осуществлять такие действия с неукоснительным соблюдением законности, не нанося ущерба авторитету Украины в глазах иностранных судовладельцев и международных трейдеров. Приходиться вновь подытожить, что судно ушло — а осадочек остался. To be continued…

Опубликовано в журнале Порты Украины.

Авторы: Сергей Калитенко, Сергей Сушко