24/7

INTERLEGAL QUARTERLY TRADE NEWSLETTER

30 марта : ru 40 31 марта : ru 18 1 апреля : ru 5 всего: 15330.03.21

FOSFA увеличивает срок на инициацию арбитражных разбирательств с 01.04.2021

С 01.04.2021 начнет действовать новый арбитражный регламент FOSFA, в соответствии с которым срок на инициацию арбитражных разбирательств по спорам, которые не касаются качества и/или состояния товара, составляет один год с момента окончания периода отгрузки/выгрузки товара (CIF, CIFFO, C&F и т. п.), либо с момента окончания периода поставки/осуществления поставки (FOB и т. п.). Комитет FOSFA по вопросам арбитража и апелляций считает, что это даст сторонам спора больше времени на его коммерческое урегулирование.

В соответствии с предыдущей редакцией арбитражного регламента FOSFA такой срок составлял 120 календарных дней.  

Срок на инициацию арбитражных разбирательств по спорам, которые касаются качества и/или состояния товара остается без изменений и составляет 90 календарных дней с момента завершения выгрузки товара (CIF, CIFFO, C&F и т. п.) либо с момента осуществления поставки (FOB и т. п.).

 

Эффект Ever Given в рамках форс-мажорных оговорок коммерческих контрактов

Наверняка блокировка Суэцкого канала судном Ever Given стала наиболее обсуждаемым событием 2021 года после пандемии COVID-19 и всего что с ней связано. Пока власти Египта, заручившись поддержкой мирового сообщества, пытаются разблокировать судоходный канал, по которому проходит около 12% мировой торговли, трейдеры начинают подсчитывать потенциальные убытки, в том числе из-за возможных срывов поставок.

Что касается контрактов на международную поставку сельхоз. продукции, большинство таких контрактов инкорпорируют стандартные проформы GAFTA либо FOSFA, которые, в свою очередь, содержат соответствующие форс-мажорные оговорки. Нередко трейдеры прописывают в контрактах собственные условия в отношении форс-мажора.

Если говорить о проформах GAFTA либо FOSFA, в случае применения форс-мажорной оговорки сроки выполнения контрактных обязательств продлеваются на определенный срок. При этом, событие, чтобы считаться форс-мажором, должно реально предотвращать выполнение обязательств одной из сторон контракта. Так, блокировка канала действительно может считаться форс-мажором, если, например, покупатель на условиях FOB не может предоставить судно в порт погрузки в течение контрактного срока поставки, если такое зафрахтованное покупателем судно не может пройти через Суэцкий канал, а любой альтернативный путь в порт погрузки также приведет к нарушению сроков поставки.

Чтобы понять, тождественен ли Ever Given форс-мажору конкретно в вашем случае, необходимо сопоставить условия вашего контракта с конкретными фактическими обстоятельствами. Не забываем, что английское право любит, чтобы контракты исполнялись, и ни о каком форс-мажоре или фрустрации не может идти речь если есть доступные альтернативные пути исполнения.

 

Изменения в проформах контрактов GAFTA    

С февраля 2021 обновленные проформы GAFTA 48 и 61 получили оговорки, обязывающие Продавца (на условиях C&F и C&FFO) до начала погрузки отправить Покупателю номинацию судна. Очевидно, это сделано для того, чтобы Покупатель имел достаточную информацию для оформления страховки на товар.

Также большинство проформ GAFTA получили обновленные оговорки о несостоятельности. Указанные обновления расширяют перечень обстоятельств, при которых сторона может быть признана неплатежеспособной в связи с вступлением в силу английского Закона о корпоративной несостоятельности и управлении.  

 

Какое право регулирует арбитражное разбирательство, если стороны явно не договорились об этом?

Анализируя свежие английские прецеденты, необычайный интерес был вызван у нас судебным решением по делу Enka Insaat ve Sanayi -v- OOO Insurance Co Chubb. Данное дело дает ответ на вопрос о том, какое право имеет преимущественную силу, когда договор содержит арбитражное соглашение, но в этом арбитражном соглашении ничего не говорится о применимом праве.

Выбор применимого права долгое время оставался вопросом юридических и научных дебатов, стороны которых не могли определиться, должно ли в подобной ситуации применяться право места арбитража, либо же право, применимое к основному договору. Такой вопрос возникает из-за того, что арбитражное соглашение рассматривается как независимое соглашение, отдельное от основного договора, в котором оно содержится.

Итак, касаемо упомянутого дела. Между сторонами возник спор в связи с контрактом, который содержал арбитражную оговорку ICC (Международная Торговая Палата), согласно которой любой арбитраж должен был проводиться в Лондоне. В нарушение арбитражной оговорки Chubb подали иск в российский суд против Enka. Затем Enka обратились в Высокий суд Англии с требованием ограничить разбирательство в России в пользу арбитража ICC.

Ни Контракт, ни содержащееся в нем арбитражное соглашение не содержали положений о прямом выборе применимого права.

В итоге дело было рассмотрено всеми тремя инстанциями Высокого суда Лондона.

Апелляционный суд в своем решении попытался зафиксировать принцип, согласно которому в отсутствие прямого выбора права в арбитражном соглашении к нему будет применятся право места проведения арбитража. Поскольку местом проведения арбитража в данном деле был выбран Лондон, к арбитражному соглашению должно применяться английское право.

Верховный суд не согласился с выводами Апелляционного суда. Верховный суд пришел к выводу, что положение о применимом праве в основном контракте должно применяться также и к арбитражному соглашению (если арбитражное соглашение само по себе не содержит положения о применимом праве). Верховный суд счел разумным и естественным предположить, что в подобной ситуации все элементы контракта должна регулировать одна и та же правовая система. А если и контракт, и арбитражная оговорка не указывают на применимое право, к арбитражному соглашению должно применяться право, с которым арбитражное соглашение наиболее тесно связано. Большинство судей Верховного суда пришло к выводу, что право, с которым арбитражное соглашение наиболее тесно связано, обычно является правом места проведения арбитражного разбирательства.

Из указанного дела можно сделать следующие важные выводы:

  • если арбитражная оговорка указывает применимое право, тогда именно это право будет регулировать арбитраж;
  • если арбитражная оговорка не указывает применимое право, но контракт содержит оговорку о праве, применимом к контракту, то такое право будет регулировать и арбитраж;
  • если ни арбитражная оговорка, ни контракт не указывают применимое право, то арбитраж будет регулироваться правом, наиболее тесно связанным с ним. Если арбитражная оговорка указывает место проведения арбитража, то право этого места будет тем правом, которое наиболее тесно связано с арбитражным соглашением.

Скачать PDF версию

Авторы: