24/7

Interlegal Trade Newsletter Q3

15 ноября : ru 138 16 ноября : ru 8 12 ноября : ru 6 всего: 19112.11.21

ГАФТА внесла изменения в свои Правила взвешивания № 123

Ассоциация торговли зерном и кормами (ГАФТА) обновила свои Правила взвешивания № 123. Изменения вступают в силу с 1 января 2022 года. Новая редакция заменит предыдущие правила 2014 года.

Правила взвешивания ГАФТА № 123 применяются ко всем коммерческим контрактам, которые инкорпорируют стандартные проформы контрактов ГАФТА. Соблюдение процедур взвешивания (и должная фиксация таких процедур в сюрвеерских сертификатах веса) играет большую роль в признании сторонами контракта веса поставленного товара, который указывается в сюрвеерских сертификатах.

Новая редакция Правил взвешивания № 123 содержит следующие изменения, на которые должны обратить внимание, в первую очередь, трейдеры и сюрвеерские компании:

Добавлен пункт 2.4 в следующей редакции: «Весы должны быть сертифицированы в соответствии с классом точности 0.2. Весы, сертифицированные по классу точности ниже 0.5, могут использоваться только в том случае, если обе стороны контракта в письменной форме принимают этот метод определения погруженного и / или выгруженного веса»;

Добавлен раздел 4 в следующей редакции: «Краны со встроенными весами, которые классифицируются как прерывистая автоматическая суммирующая система, и сертифицированы по классу точности 0.2, являются общепринятым средством точного определения загруженного и / или выгруженного веса. Крановые весы, сертифицированные по классу точности 0.5, могут использоваться только при условии, что обе стороны контракта однозначно согласны с этим методом. Метод определения веса должен быть указан в сертификате веса».

Данными изменениями ГАФТА очевидно урегулировала вопросы, которые волновали трейдеров в последнее время, и которые приводили к спорам касательно точности определения веса при погрузке/выгрузке сельхоз продукции. Также, был урегулирован вопрос взвешивания грузов при перевалке с помощью плавкранов, которые активно используются стивидорами в черноморских портах.

 

Часовой пояс имеет значение при соблюдении контрактных сроков

В решении от 24 сентября 2021 года по делу Euronav NV -v- Repsol Trading SA  [2021] EWHC 2565 (Comm), Высокий суд Лондона предоставил полезные рекомендации по соблюдению контрактных сроков, когда исполнение коммерческого контракта происходит в нескольких часовых поясах. Если стороны не договорились об обратном, дата и время события определяются исходя из часового пояса места, в котором произошло такое событие. Хотя данное решение вынесено по спору, возникшему из договора фрахтования, оно с таким же успехом может применяться и к контрактам купли-продажи, в том числе на условиях ГАФТА и ФОСФА.

Фактические обстоятельства

Repsol («Фрахтователь») зафрахтовал Судно «MARIA» у компании Euronav NV («Судовладелец»). Чартер был составлен на основе проформы Shellvoy 6, и предусматривал перевозку сырой нефти из Бразилии в США.

В соответствии с условиями чартера, у Судовладельца было 30 дней после завершения выгрузки, чтобы направить Фрахтователю требование по оплате демереджа.

В итоге, в порту погрузки возник демередж на сумму около 490 000 долларов США.

Выгрузка была окончена:

- 24 декабря 2019 в 21:54 по тихоокеанскому времени;

- 25 декабря 2019 в 05:54 по Гринвичу;

- 25 декабря 2019 года в 06:54 по центральноевропейскому времени.

В порту выгрузки действовал тихоокеанский часовой пояс, но в месте базирования Судовладельца и Фрахтователя действовал центральноевропейский часовой пояс. Судовладелец направил Фрахтователю требование по оплате демереджа 24 января 2020 года (т. е. на 30-й день если датой окончания выгрузки считать 25 декабря, или на 31-й день, если считать, что выгрузка окончилась 24 декабря).

Вопрос заключался в том, какой именно часовой пояс должен применяться к контрактному сроку? Если должно применяться тихоокеанское время, то требование по оплате демереджа было отправлено Судовладельцем после окончания контрактного дедлайна, и в таком случае он потерял право требовать оплату демереджа.

Судебное решение

После дискуссий об исчислении времени и значении «дня», судья встал на сторону Фрахтователя. Судья постановил, что время является местным понятием, и поэтому, при отсутствии явного согласия в контракте, день определенного события обычно должен определяться с использованием времени в том месте, где произошло это событие. По мнению судьи, такое решение позволяет избежать путаницы и неопределенности и соответствует ожиданиям сторон контракта.

Из этого судебного решения можно извлечь ряд уроков и выводов

1. Действуйте как можно раньше. В контрактах обычно нет никаких оговорок относительно часового пояса для целей расчета временных рамок. Если дедлайны на отправку уведомлений по контракту жесткие, такие уведомления не следует оставлять на последний день. Подобных случаев можно (и нужно) избегать, принимая проактивный подход.

2. Критерии «дня» в целях расчета сроков в контрактах, которые регулируются английскими правом:

При вычислении периода времени, в течение которого должно быть выполнено определенное действие, первый день обычно не учитывается.

Если не указано иное, «день» означает календарный день, а не 24 часа подряд.

За исключением случаев, когда необходимо решить, какое из двух действий, совершенных в один и тот же день, было совершено первым, закон не признает деление дня на части.

3. Может существовать некоторая возможность неприменения этого судебного прецедента в случаях, когда контракты содержат более жесткие сроки. Судовладелец утверждал, что предпочтительный для суда метод расчета времени лишил его права на требование демереджа всего из-за нескольких часов по причине разницы в часовых поясах. Судья заявил, что эта «потеря» не имела никакого значения в контексте 30-дневного периода, и что в рамках этого дела неуместно рассматривать вопрос о том, могло ли измениться мнение судьи, если бы срок на отправку уведомления был намного короче (например, два или три дня). Следовательно, если несколько часов будут решающими на фоне всего нескольких дней, возможно суд примет иное решение.

 

Продление срока поставки по требованию ФОБ-покупателя: суд интерпретировал соответствующую оговорку ГАФТА 49

В решении по делу Nidera B.V. v Venus Internatoinal Free Zone for Trading & Marine Services S.A.E. Высокий суд Лондона истолковал право покупателя на продление срока поставки по контрактам, которые инкорпорируют проформу ГАФТА 49.

Nidera B.V. («Продавец») и Venus («Покупатель») заключили контракт на поставку украинской кукурузы, который инкорпорировал проформу ГАФТА 49. Период поставки по контракту был с 16 по 31 октября 2010. Судно было номинировано Покупателем 7 октября и прибыло в порт погрузки 15 октября 2010. Тем временем, украинское правительство ввело ограничения на экспорт сельхозпродукции и Продавец не мог отгрузить зерно.

29 октября 2010 Покупатель запросил продление срока поставки в соответствии с п. 8 ГАФТА 49 чтобы номинировать другое судно. Продавец настаивал на том, что срок поставки по контракту истек 31 октября 2010 так как запрос Покупателя о продлении срока был недействительным, и заявил о расторжении контракта 2 ноября 2010.

Покупатель передал спор на рассмотрение арбитражного суда ГАФТА, который постановил в своем решении, что Покупатель правомерно продлил срок поставки в соответствии с п. 8 ГАФТА 49. Продавец обжаловал арбитражное решение в Высоком суде Лондона.

Продавец утверждал, что срок поставки на условиях ФОБ является периодом, в течение которого судно должно прибыть в порт погрузки. Если судно уже номинировано и прибыло в порт погрузки, Покупатель не может просить о продлении срока поставки.  

Высокий суд Лондона не нашел веских оснований для отступления от того, что четко указано в первом предложении п. 8 ГАФТА 49, и постановил, что в случае своевременной отправки уведомления покупатель получает безоговорочное право на продление срока поставки.

Суд отметил, что вопрос толкования пункта 8 ГАФТА 49 рассматривался в контексте неизменного положения стандартной проформы контракта, используемой во всем мире изо дня в день, и предназначенной для того, чтобы трейдеры могли быстро заключать сделки. И если указанная контрактная оговорка четко и однозначно устанавливает процедуру продления срока поставки, такое право не должно ограничиваться.

Таким образом, стороны, заключающие контракты на условиях ГАФТА 49, должны понимать, что при условии своевременной отправки уведомления покупатель имеет безоговорочное право продлить срок поставки в соответствии с пунктом 8 ГАФТА 49.

С бюллетенем в формате PDF можно ознакомиться тут

 

Автор: