24/7

Искать точки соприкосновения, договариваться с конкурентами и объединяться для лоббирования интересов отрасли

7 июля : ru 4 8 июля : ru 3 12 июля : ru 2 всего: 26707.07.21

«Искать точки соприкосновения, договариваться с конкурентами и объединяться для лоббирования интересов отрасли»

Об эволюции бизнес-модели юридической компании, тенденциях развития морехозяйственного комплекса, проблемах госуправления морской отраслью и затянувшихся бюрократических процедурах в реализации пилотных проектов концессии - рассказывает управляющий партнер Interlegal Артур Ницевич

Четверть века назад в Одессе была основана юридическая фирма Interlegal. Сегодня это известная на рынке авторитетная компания, специализирующаяся в сфере транспорта, шиппинга и международной торговли. Юристы компании работают со всеми представителями транспортной отрасли: грузо- и судовладельцами, фрахтователями, брокерами, агентами, судоремонтными заводами, P&I клубами и страховыми компаниями, с банками. А еще компания уже много лет организовывает и проводит конференции, дискуссионные платформы, семинары и другие тематические ивенты. Об этапах становления Interlegal и тенденциях в морской отрасли Украины наш разговор с управляющим партнером компании Артуром Ницевичем.

– 25 лет в морском юридическом бизнесе – серьезный показатель.

Как было выбрано направление деятельности и в чем секрет успеха Interlegal?

– Компанию мы зарегистрировали в 1995 году. Это было время становления государственности в Украине, появилась национальная валюта, развивался бизнес. Благодаря тому, что мы знали английский, были очень целеустремленные и работоспособные, нас начали подключать к разного рода проектам. Нарабатывалась экспертиза в области морского транспорта. Появились экспедиторы в качестве клиентов, и так как-то само собой мы начали определять свою специализацию.

Мы с самого начала всей командой решили определить для себя миссию: что мы несем в мир, что несем клиенту, бизнесу? Миссия звучит так: «Быть полезными людям из транспорта, шиппинга и международной торговли в их честном бизнесе». Мне кажется, мы очень удачно сформулировали, и все процессы всегда отстраиваем с ориентиром на эту самую полезность. Развиваем компанию, работающую по международным стандартам. Вот вы приезжаете в Лондон, в большую юридическую фирму, а потом приезжаете в Одессу – в Interlegal – и не должны видеть разницы. Вам тут дадут такой же сервис и окажут такие же услуги.

– На сайте Interlegal можно видеть, сколько споров вы выиграли на какую сумму. Числа измеряются в миллионах. Можете ли вы назвать самый крупный спор и самый большой гонорар компании?

– Так сразу и не припомню. Но вопрос, я так полагаю, не столько про деньги, сколько про профессионализм – авторитет компании, ее рейтинг?

Если говорить про международные рейтинги юристов, их очень много. Они могут быть основаны на опросах коллег, на опросах клиентов. Если коллеги скажут, что ты классный специалист – это «цеховое» признание. Но чаще рейтинг – это смешанные конструкции: мнения коллег, клиентов и те же денежные показатели. Да, это круто, когда вы взыскали миллион или больше долларов в пользу клиента. Но для многих других клиентов, это в принципе не показатель, потому что у них либо нет таких оборотов, либо они не доводят до возникновения спора на такую сумму – риск-менеджмент по-другому налажен. Поэтому сумма на самом деле не является главным показателем.

Или вы говорите про гонорар. Но ведь можно бесплатно годами сопровождать какой-нибудь инвестиционный проект на миллиард долларов. С точки зрения паблисити, пиара – круто, что ты имеешь отношение к такому большому проекту. А с точки зрения бизнеса, если ты на нем ничего не заработал, наверное, не очень хорошо. Поэтому в юридическом бизнесе это всегда очень тонкие грани.

– По каким направлениям, чаще всего приходится защищать клиентов?

– Если говорить об Украине, это защита от действий правоохранительных органов, связанная с освобождением арестованного груза. Бывают годы, когда можно чуть ли не в планы заносить защиту от наездов на бизнес. Например, во время выборов президента. Тогда с достаточной долей вероятности правоохранители будут атаковать, арестовывать грузы на терминалах. А все нужно быстро отгружать – пароходы приходят, стоят, ждут. Это достаточно показательный пример.

Тут еще нужно учитывать разные аудитории: владельцам груза нужны одни услуги, морским перевозчикам, судоходным компаниям другие, терминалам третьи. Мы пытаемся выстроить в своей модели такую линейку, чтобы быть универсальными специалистами – для каждой категории клиентов оказывать наиболее востребованные для них услуги.

При этом что-то является более ходовой темой.

Аресты и освобождение судов – достаточно стандартная услуга везде, во всем мире, потому что рано или поздно случаются споры, связанные с перевозкой грузов.

Услуги по защите бизнеса, по представлению интересов во время обысков правоохранителей, во время следственных действий востребованы до сих пор. И наши адвокаты практически на постоянной основе заняты тем, что выезжают к клиентам представлять их интересы во время следственных действий.

Мы пошли дальше – начали проводить тренинги персонала. То есть учим сотрудников компаний, как себя вести. Для некоторых компаний мы делаем это вообще на регулярной основе, потому что, естественно, спустя какое-то время уходит острота ощущений. Людей надо время от времени тренировать, чтобы они знали, как себя вести.

– На сайте ВР опубликован законопроект 5011 «Об осуществлении иностранных инвестиций в субъекты хозяйствования, имеющие стратегическое значение для национальной безопасности Украины». Он предусматривает существенные ограничения по иностранному инвестированию. Многие эксперты считают, что проект закона в таком виде несет значительные риски для морского бизнеса, так ли это?

– Так и есть. В юридическом сообществе обстоятельно разобрали эту тему по косточкам: сколько и каких рисков, в связи с этим законопроектом. Я уверен, что в нынешнем виде документ не пройдет. Точнее – хотелось бы, чтобы он не прошел.

К сожалению, стоит говорить о том, что у нас до сих пор нет мощной сети – системы профессиональных организаций, ассоциаций, которые защищают интересы морского бизнеса по направлениям. Есть отдельные: Ассоциация международных экспедиторов Украины (АМЭУ), Морская палата Украины ведет активную деятельность. Но все же это не Turkish Chamber of shipping (Турецкая палата судоходства), которая объединяет все морские компании страны.

Европейская Бизнес Ассоциация (EBA) и Американская торговая палата (ACC) – очень сильные лоббисты. Но количество компаний, которые работают там в логистическом направлении, ограничено. Я сам являюсь председателем южно-украинского правового комитета в Европейской Бизнес Ассоциации. Но за нами не стоит тысяча логистических компаний.

И, к сожалению, бизнесу у нас не хватает внутренней культуры, чтобы искать точки соприкосновения, договариваться с конкурентами и объединять ресурсы в вопросах, где мы можем вместе защититься, лоббировать какие-то инициативы.

– Поговорим о знаковых проектах последнего времени – концессии Херсонского порта и стивидорной компании «Ольвия». В Министерстве инфраструктуры, похоже, уверены, что дело сделано. Но в бизнес-среде говорят, что все застопорилось.

Что, по-вашему, тормозит концессию?

– Я бы сформулировал так. Внутренние процессы в государственных органах, это не бизнес-процессы! Когда это касается Министерства инфраструктуры, Администрации морских портов, это именно их внутренние процессы – у нас выстроена система, которая абсолютно не предусматривает подобного рода проектов для развития. При том, что для страны это очень важно.

Предыдущий министр Владислав Криклий выступал за концессию. И этими проектами – по «Ольвии» и Херсону – удалось сдвинуть ситуацию с места. Но такое впечатление, что реальное завершение сделки уже никого не интересует. Главное, что подписали. А дальше, все переходит в процесс, который абсолютно не налажен, и которым на самом деле не очень-то управляют. И, так, как это делается все в первый раз, получается, что инвестор (если говорить о катарской компании QTerminals) оказывается в чужой стране и не понимает, как все должно происходить катарской компании QTerminals. Он-то думал, что здесь все для него будет построено. Но, нет.

С другой стороны, все вовлеченные стороны от государства – министерство, администрация порта, государственные предприятия, местная власть и т.д., – там комок проблем, по большей части инфраструктурных. Потому что это все локации – стрелки, заборы, территории, земля и прочее, где нужно принимать решения – фактически командирские. А их принимать просто некому. Никто не хочет на себя брать ответственность.

– Не получится ли, что крупные частные инвесторы отыграют все назад, видя, как все у нас медленно происходит?

– Этот риск есть. Абсолютно точно. Но его, мне кажется, на уровне государственных органов никто серьезно не воспринимает.

Мы, полгода назад, по результатам участия в тендере на консалтинговые услуги по сопровождению концессии в Черноморске, высказывались как раз о таких рисках. Тогда был тендер на выбор консультантов. И условиями тендера иностранные консультанты, ставились в неравное положение с теми, кто может читать по-украински и знает действующее законодательство Украины.

Если изначально в качестве условий выдвигаем иностранным консультантам: «Ребята, изучите рынок глубоко в Украине, наймите местных консультантов – юристов, бухгалтеров, аудиторов, маркетологов, изучите глубоко специфику и действующее законодательство… И тогда, может быть, мы вам дадим право инвестировать в украинские порты».

В таких случаях инвестор часто отвечает - «Спасибо. Не надо. Не интересно». И с таким подходом мы, слона не продадим…

– Interlegal, как вы рассказали, начиналась как юридическая компания. Но со временем, стала еще и авторитетным организатором ивентов. Как вы к этому пришли?

– Наверное, все началось в кризис 2008–2009 годов.

Все обрушилось, все стало по-другому.

Компании (не только юридические, а любые бизнес-компании), которые не приносили ничего нового, не являлись частью глобальных процессов, не участвовали в международных цепочках, оказывались на обочине. Становилось понятно, что они не имеют будущего и медленно будут уходить с рынка. Это те, кто «сидел на трубе» – иначе, на сомнительных рентах.

Мы же логически подошли к тому, что стали искать свою полезность на рынке. В параллельно с юридическим направлением, стали развивать и другие направления. В частности, и по организации бизнес-ивентов.

– Насколько это хлопотное дело?

– Изначально мы – партнеры компании – инвестировали в это направление: строили концепции развития, нанимали людей… Искали.

Не скажу, что сейчас эти мероприятия проводятся совсем легко. Но все же, когда какой-либо тематический проект стартует уже 15-20-й раз – командный опыт уже наработан и позволяет обходить острые углы, предвидеть сложные ситуации. И да – есть репутация на рынке. Не только у тебя лично и у компании, а и у самого события.

Люди с охотой регистрируются на мероприятие. Нет проблем с участниками, которые с удовольствием приедут, чтобы завести новые контакты, познакомиться, получить полезную информацию. И нет проблем с экспертами, которые хотят выступить с презентациями, докладами, в панельных дискуссиях.

– Я недавно анализировал итоги Национального морского рейтинга за прошлые годы. И обратил внимание: даже 15 лет назад, многие эксперты среди неудач называли «развал системы отраслевого управления», «провальную кадровую политику в отрасли», «отстранение от руководства предприятий профессионалов» и т.п. Это архивные доказательства многолетнего упадка отрасли – каждый последующий год, как мы видим, хуже предыдущего.

– Абсолютно точно! Один из экспертов рейтинга написал по этому поводу: «кадровая чехарда». Отличная фраза – я ее запомнил. И было это те же приблизительно 15 лет назад. И тогда все выглядело как чехарда. Это печальная реальность: в системе управления морским транспортом у нас каждый следующий год хуже предыдущего.

Поскольку бизнес в сфере морского транспорта в Украине, как я уже говорил, не очень хорошо собран и организован, у него нет единого кулака – каждый идет по пути наименьшего сопротивления, ищет какие-то лазейки, способы, где ему легче строить свой бизнес.

Так мы развиваемся – абсолютно параллельными путями. Государство что-то там имеет себе на уме, а морской бизнес просто идет параллельной дорогой с наименьшим сопротивлением. Потому что не задача бизнеса – преодолевать во имя развития украинской государственности какие-то барьеры и препоны. Бизнес – это про другое, про зарабатывание денег и прибыль.

Беседовал Александр Глущенко

ПОРТЫ УКРАИНЫ

Автор: