24/7

Уроки Бейрута: морские и торговые аспекты

12 октября : ru 2 8 октября : ru 1 19 октября : ru 1 всего: 708.10.21

Взрыв в порту Бейрута 4 августа 2020 года, унесший жизни более 200 человек и ранивший более 7 тысяч, стал трагическим и показательным происшествием для Ливана, региона и всего мира. Он продемонстрировал суть проблемы, которую уже много лет обсуждают на международном уровне - угрозы от перевозки, импорта и хранения такого опасного взрывчатого вещества, как нитрат аммония (аммиачная селитра).

История вопроса

Изначально судно под молдавским флагом Rhosus, на борту которого находилось 2750 тонн нитрата аммония, следовавшее из Грузии в Мозамбик (порт назначения Бейра) для доставки этого груза на F?brica de Explosivos Mo?ambique (FEM), сделало остановку в Бейруте 21 ноября 2013 года. Судно в итоге не было выпущено из порта по причине задолженности перед портом. В сети есть большая история этого рейса, но всё это маловажно и несёт скорее информационный характер, чем юридический, ибо с момента сдачи груза властям порта судно никакого отношения к нему не имело.

Юридический аспект

Документы, изученные OCCRP (Центр по исследованию коррупции и организованной преступности), показывают, что руководство порта было всерьез обеспокоено взрывоопасным грузом с давно истекшим сроком годности и пыталось от него избавиться, но безуспешно. На протяжении трех лет, - с момента размещения аммиачной селитры на складе №?12, - порт то уговаривал ливанскую армию забрать груз для использования в своих целях, то искал на него покупателя среди частных компаний, то требовал, чтобы продавец забрал его обратно за свой счет. Эти попытки ни к чему не привели, и к 2018 году власти порта, похоже, махнули на опасный груз рукой, хотя хранящаяся в ненадлежащих условиях селитра выделяла опасные для людей пары аммиака. Незадолго до катастрофы грузом селитры все-таки заинтересовались власти Ливана, в том числе, спецслужбы. В отчете на имя президента и премьер-министра страны, отправленном в июле 2020-го, описываются результаты проверки склада №?12, проведенной в мае того же года: склад не охраняется, в стене видна дыра, через которую на склад могут проникнуть воры, опасный груз хранится в явно ненадлежащем состоянии.

Уже после взрыва, 7 августа, ливанские пользователи Твиттера опубликовали кадры, предположительно, снятые на складе №?12 незадолго до катастрофы. На них хорошо видно, в каком состоянии находятся мешки с аммиачной селитрой, беспорядочно разбросанные по складу, а также маркировка производителя: RUSTAVI AZOT.

Думается, что даже сейчас, по истечении года с момента взрыва в порту Бейрута, полной ясности в обстоятельствах, причинах и последствиях этой трагедии нет. В значительной мере неопределенность правовых аспектов этого преступления очевидна, однако отдельные аспекты все же стали довольно ясными.

В первую очередь, не вызывает малейших сомнений, что имело место именно грубейшее и тяжелейшее преступление, а не случайность. Для правильной квалификации этого преступления необходимо установить все элементы его состава, в частности, причинно-следственные связи. В материалах уголовных дел формулируется вывод о наличии или отсутствии причинной связи, но не приводятся признаки, по которым происходит ее установление, за исключением признаков "непосредственной", "прямой" связи, причем в большинстве случаев ситуация разрешается правоприменителями интуитивно.

Хотя существуют международные стандарты и правила хранения опасных грузов, какого-либо единого глобального координирующего органа на этот счет так и не появилось, несмотря на попытки его создать на уровне ООН. В основном, из-за политических и торговых разногласий государств, узких коммерческих интересов компаний и невозможностью найти ответственного и непредвзятого арбитра.

Уроки

Мировая торговля нитратом аммония - это порядка USD 16,3 млрд по состоянию на 2018 год с перспективой роста до USD 23 млрд. к 2025 году. Крупнейшим экспортером этого товара является Россия, удерживающая более 43% мирового рынка. За ней идут Литва, Грузия, Болгария (во всех трех странах в химической промышленности серьезно представлен российский капитал) и США. Таким образом, глобальность проблемы не вызывает сомнений.

Отношение к нитрату аммония двойственное и отражает глобальную битву экономического прагматизма против морально-этического и экологического подхода. Для многих торговля нитратом аммония - не более чем бизнес. Опасный, рискованный, но обещающий огромную прибыль, а само вещество - дешевая альтернатива многим другим, особенно если речь идет о мощном и развитом сельском хозяйстве. Техногенные катастрофы с участием нитрата аммония воспринимаются как трагические, но неизбежные аварии.

Однако в наше время не может быть фатальных, неизбежных аварий, каждый случай тщательно расследуется и принимаются необходимые меры по предотвращению подобных ситуаций. Например, в Германии хранение аммиачной селитры разрешается лишь в объеме 25 тонн на одну локацию; во Франции после трагедии в Тулузе 20 лет назад также резко ограничили объемы хранения вещества на складах; стандарты безопасности на аналогичных производствах по всему миру значительно ужесточились, включая и украинские предприятия.

В отдельных странах нитрат аммония был полностью или частично запрещен по другим причинам, связанным с национальной безопасностью. Например, Великобритания запретила импорт удобрений, в которых большую долю составлял нитрат аммония, из-за того, что ирландские сепаратисты использовали его при изготовлении взрывчатки в годы эскалации конфликта.

Точно также поступила Индия в июле 2011 года, запретив импорт удобрений, в которых более 45% состава являлась аммиачная селитра. Впрочем, и в Индии не обошлось без бурной дискуссии с ноткой коммерческого прагматизма: фермеры таки заставили правительство разрешить импорт удобрений, где аммиачная селитра составляла менее 45%.

Итак, какие уроки можно извлечь из этой трагедии? Большой груз аммиачной селитры перевозили морем из Грузии в Мозамбик, что привело к огромной трагедии. К этой катастрофе привела цепь событий и юридических деяний: судно сломалось, его морякам не выплатили зарплату, а ливанская таможня конфисковала селитру - причем, это случилось еще семь лет назад, в 2013 году. Эксперты не раз предупреждали чиновников об угрозе, которую представляет собой селитра - копии этих писем и обращений уже опубликовали ливанские и другие СМИ. Но в кабинетах игнорировали проблему, что и создало условия для грянувшей в конце концов катастрофы.

Многие ответственные лица извлекли уроки из трагедии, происшедшей 4 августа 2020 года в Ливане. Так, власти Египта после взрыва в Бейруте приняли решение утилизировать хранящиеся в морских портах опасные вещества. Хотелось бы, чтобы и другие страны региона последовали этому примеру, более того - создали инициативную группу по принятию международного стандарта в виде конвенции на уровне ООН, обязывающего порты принимать строжайшие меры, вплоть до уничтожения опасных грузов, залежавшихся в портах.

Специально для Центра транспортных стратегий

 

Автор: