24/7

Агрогруз под замком? Без паники - выход есть!

7 декабря : ru 3 5 декабря : ru 2 11 декабря : ru 2 всего: 830.11.17

1) Как часто в Вашей практике случаются дела, связанные с арестом агропродукции?

 
Каждый экспортный сезон таких дел не менее 10-15. 
Не всегда это именно аресты. К сожалению, сейчас получили распространение ситуации, когда, без решения суда об аресте, товар, который находится на терминале или даже на судне, блокируется  правоохранительными органами по различным причинам, в результате чего добросовестный приобретатель агропродукции не может оформить экспорт и забрать свой товар на зафрахтованном судне или отгрузить его своему покупателю за рубежом. 
Блокирование, обычно, сопровождается значительными убытками практически всех участников поставки и перевозки  вследствие незапланированного хранения в порту, простоя судна или контейнеров,  нарушения контрактных обязательств, порчи товара  и пр.  
 
2) Какие чаще всего нарушения при этом имеют место со стороны контролирующих органов?
 
Нарушения разные. Иногда это - умышленное бездействие таможни  в процессе таможенного оформления, под предлогом формальных требований правоохранительных органов  (письменных, а в ряде случаев - устных) провести  повторные осмотры и задержать товар.  Иногда это  - изъятие и передача на ответственное хранение агропродукции по решению следователя без соответствующих оснований.
Иногда - неправомерный арест  агропродукции судом, как вещественных доказательств или даже орудия преступления. 
В нашей практике были дела об отмене арестов, в которых агропродукция урожая 2017 года была арестована в связи с тем, что она, якобы, хранила на себе следы преступления. При этом обстоятельства, являвшиеся предметом расследования  в уголовном деле, в рамках которого был получен арест, имели место… в 2015 году. 
Какие следы преступлений 2015 года планировали обнаружить на урожае 2017 осталось загадкой и для нас, и для судьи, вынужденного отменить арест. 
 
3) Контролирующие органы намекают на возможность "договориться" для снятия судна ареста/выхода из карантина? Если да, то о каких суммах идет речь?
 
Нам не намекают. Все, кто сталкивался в работе с юристами Interlegal, знают, что это бессмысленно. 
 
Мы отменяем неправомерные аресты и помогаем освободить товары, не "решая вопросы", мы опираемся на  знания и опыт наших специалистов, помноженные на принципиальную позицию Клиента.
Оперативность в анализе, решениях и действиях, понимание всех процессов международной торговли и логистики  позволяет прогнозировать развитие ситуации на несколько ходов вперед  и успешно бороться с неправомерными действиями правоохранительных органов.  

Чаще всего правоохранители пытаются бороться с недобросовестными трейдерами путем шантажа добросовестных покупателей, а кое-кто из них "по дороге" пытается еще и заработать. 
Схема проста: «не важно кто продавец и покупатель,  надо арестовать товар в порту, а лучше на судне, и тогда тот, у кого больше убытков, прибежит и будет искать любой способ сократить их». 
Минимум - даст информацию о поставщиках и как найти искомых лиц, максимум - предложит что-то за освобождение товара, в результате попадая в списки "сговорчивых", и вероятность того, что ситуация повторится в следующих контрактах, естественно, увеличивается. 
 
Мы абсолютно убеждены, и это доказывает опыт, что, чем более принципиальным будет поставщик, покупатель или другой участник перевозки и поставки товара  в отстаивании своей позиции, тем меньше шансов получить проблему в следующем сезоне.  
 
 
4) Можно ли предвидеть арест/блокировку товара?
 
Сложно. Количество недобросовестных продавцов, пытающихся уклониться от возврата валютной выручки и иных "схемщиков", велико. Экспорт агропродукции - один из флагманов в числе поступления валюты в страну,   соответственно, количество уголовных дел растет пропорционально. 
Для постоянных клиентов мы, по их просьбе, проверяем отдельных поставщиков по определенным базам данных и реестрам, чтобы в их цепочки закупки не попадали "грязные" поставщики. 
Но бывает так, что уголовные дела «свежие» и тогда единственным способом избежать убытков или максимально их снизить является оперативное противодействие выявленным затруднениям при оформлении экспорта.
При этом медлить крайне нежелательно, так как, если в прошлые годы арестованное имущество могло месяцами лежать на терминалах, то в 2017 году мы уже столкнулись с попытками негласной продажи агропродукции Клиентов в рамках уголовных дел в отношении третьих лиц. Более того, нам известно, что в одном из портов уже есть примеры успешной реализации товаров в похожей ситуации. Так что цена промедления может быть крайне высока. Но за все годы работы нам всегда удавалось защитить собственность клиента и обеспечить экспорт товара при наличии таких важных условий как: доверие клиента, его решимость защищать свою собственность до конца и оперативность в предоставлении клиентом всех необходимых документов и информации.
Что касается маркеров, которые помогают предвидеть возможный арест, то одним из них вполне может являться требование передосмотра товара таможней в связи с "письмами" ДФС, ГПУ или СБУ одновременно с очевидной неспешностью в осуществлении таможенных процедур. 
Любые письма,  запросы или требованиями в отношении товара, где фигурируют уголовные дела или процессуальные действия с упоминаниями поставщиков, которые имели место в цепочке поставки вашего товара - также маркер. 
Есть еще ряд моментов, которые помогают нам понять, что в воздухе пахнет арестом.
 
5) Имеет ли под собой почву обобщение, что международные компании, такие как Cargill, Lois Dreyfus и т.д. принципиально не платят взятки, чтобы вывести судна из под ареста/из карантина, тогда как украинские чаще всего таким образом решают проблему?
 
Вопрос не совсем по адресу. 
Мы полностью отказались от использования коррупционных механизмов в своей работе и замечательно справляемся без них. 
Часто это встречает непонимание со стороны коллег, иногда - новых клиентов, но зато те клиенты, которые  работают с нами,  могут быть уверены в чистоте своего советника в настоящем и будущем. При этом партнерам и сотрудникам Interlegal очень "легко дышать".  Мы не переживаем за своих юристов и офис, мы не даем клиентам "гарантий", мы требуем от сотрудников быть профессионалами и радуемся вместе нашим честным победам.
Да, это стоит нам значительно больших усилий в судах, так как мы должны на каждый довод представителя государства предоставить 2-3 контраргумента, но можем отметить, что стереотип о том, что "все судьи -взяточники" сильно преувеличен. Нас судьи слушают и слышат. Где-то мы спорим, а где-то мы помогаем  судьям разобраться в тонкостях международной торговли и на пальцах объясняем значение терминов и документов. 
Но мы знаем, чем профессиональнее судьи, тем требовательнее они относятся к следователям, которые  подают им  ходатайства о новых арестах. 
При этом мы не только отбиваем аресты. У нас одна из крупнейших в мире практика арестов судов по морским требованиям. И в рамках этой практики мы аресты не менее успешно накладываем, обосновывая необходимость такой процедуры судьям и помогая клиентам, в т.ч. трейдерам, защитить их интересы в случаях нарушений со стороны судовладельцев. 

Совсем недавно мы выследили судно, которое ранее нарушило условия чартера, чем причинило убытки фрахтователю, арестовали его в одном из портов Украины, вследствие чего судовладелец вынужден был компенсировать убытки, включая расходы на арест и наш гонорар. 
 
Конечно, мы видим и понимаем, что неправомерных и даже абсурдных арестов товаров в портах не становится меньше, а значит кто-то платит и возможно даже много. Вполне возможно, что это те самые поставщики, которые действительно осуществляют торговлю при помощи сомнительных схем.
Наши же клиенты - международные компании и трейдеры среднего звена, которые покупают агропродукцию у существующих компаний с существующими учредителями и директорами, внесенными в ЕГРПОУ. Это товары, которые фактически поставлены на терминалы с предоставлением всех товаротранспортных документов. 
Наша задача в случае, если арестован товар клиента - оперативно проанализировать ситуацию, предоставить клиенту информацию о статусе товара и судна (есть ли препятствия для экспорта и какие?), дать рекомендации о порядке действий всех участников процесса: экспедитора, терминала, таможенного брокера, агента судна.
Если есть карточка отказа, то обжаловать ее, если есть арест - отменить арест, довести его до соответствующих лиц  и проконтролировать физическое завершение всех процедур по экспорту товара и выходу судна из порта.
С этой задачей мы справляемся в любом порту Украины и, если помочь в принципе возможно, то наши адвокаты и юристы помогут максимально оперативно.  
Для ускорения такой помощи и снижения вероятности убытков мы даже подготовили в этом году новый юридический продукт, который позволяет подать жалобы и заявления о необоснованном аресте в течение нескольких часов после того, как арест будет наложен, подготовив все необходимые документы заранее, если те самые «маркеры» подскажут клиенту или нам, что "пахнет арестом".

 

Интервью для Latifundist

Автор: Артем Скоробогатов