24/7

Пираты украинского моря: продолжение

20.05.13

Некоторое время назад мы подробно рассказывали, как крупный импортер (названный в статье - Shipper ltd) в один прекрасный летний день с удивлением узнал, что доставленный им в Украину груз пальмового масла арестован на терминале.

 

Как тогда выяснилось, украинский суд арестовал груз в качестве обеспечения ходатайства некой кипрской компании BlackPearl&Co о признании и исполнении в Украине арбитражных решений FOSFA, на самом деле вынесенных в отношении совершенно другой компании именованной далее - Charterer Bhd.

 

После того, как контроль над грузом был благополучно возвращен собственнику, нам представилась возможность выяснить остальные подробности этого процесса, уже со стороны должника. Несомненно, получение достоверной информации будет интересно и полезно всем читателям журнала.

Вокруг света за... 1 день

Процессуальные безобразия начались с того, что в нарушение процедуры украинский суд вместо информирования иностранной компании Charterer Bhd о судебном процессе через Министерство юстиции Украины (что подразумевает в т.ч. перевод на язык уведомляемого), "пришил в дело" квитанцию о направлении BlackPearl&Co повестки о судебном заседании за….1 рабочий день до заседания.

 

Кроме того, в этом же заседании без предоставления месячного срока на ознакомление должника с материалами дела суд вынес определение, которым в полном объеме удовлетворил заявленные ходатайства и дал разрешение на исполнение в Украине арбитражных решений FOSFA о взыскании с должника заявленной суммы. После чего направил текст определения должнику на украинском языке.

 

Учитывая, что офис Charterer Bhd расположен в Малайзии, где украинский язык является достаточно экзотическим, должник никак не мог присутствовать на заседании суда, заочно ему приписавшего долг и чужое имущество, определенное к закланию на алтаре украинской Фемиды. Поскольку Shipper ltd был крайне заинтересован в освобождении своего груза, то именно его представителям выпала сомнительная честь пояснять суть решения суда, полученного ранее должником. Не удивительно, что именно эти эксперты после исключения конфликта интересов были номинированы для подачи апелляционной жалобы.

А был ли мальчик?

В процессе анализа материалов дела и подготовки жалобы выяснилось, что действительно в 2010-2011 гг. арбитражем FOSFA был вынесен ряд арбитражных решений. Однако подавляющая часть арбитражных решений, о признании и исполнении которых просили BlackPearl&Co, отменены Высоким судом Англии и Уэльса (!), что в соответствии с нормами международного права является основанием для отказа в их признании и исполнении, в том числе на территории Украины.

 

Признание и исполнение отмененных судебных решений не только противоречит здравому смыслу, но и является прямым нарушением положений Нью-Йоркской Конвенции 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. При этом Конвенция не содержит требований о доказывании действительности где-либо таких решений, а требует лишь подтверждение факта отмены, который в данном случае очевиден и признан как сторонами, так и судом.

 

И, тем не менее, вторя аргументам взыскателя, суд постановил, что решения Высокого суда Англии и Уэльса об отмене арбитражных решений не могут иметь значение для украинских судов. В обоснование такой позиции было указано, что между Украиной и Великобританией отсутствует принцип взаимности (т.е. Великобритания не признает решения, вынесенные на территории Украины). В качестве подтверждения отсутствия принципа взаимности суд с подачи представителей BlackPearl&Co сослался на единственное решение суда Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии от 28.02.2011 г. по делу № 2010FOLIO 445.

 

Кроме того, суд проигнорировал все возражения должника об отсутствии в деле документальных доказательств, подтверждающих существование имущества Shipper ltd в Украине, и удовлетворил требования заявителя о взыскании долга по отмененным арбитражным решениям.

Гардемарины, вперед!

Естественно, многочисленные нарушения, допущенные судом первой инстанции, а также признание и разрешение исполнения в Украине отмененных арбитражных решений не могло быть оставлено должником без внимания. После получения определения городского суда представителями компании Charterer Bhd была подана апелляционная жалоба, по результатам рассмотрения которой определение городского суда о признании арбитражных решений FOSFA было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение.

 

Теперь, уже располагая полной информацией о заявленных ходатайствах и о доводах BlackPearl&Co, представители Charterer Bhd не только (а) обосновали невозможность исполнения отмененных арбитражных решений, но и смогли (б) предоставить в украинский суд документальные доказательства своей непричастности к арестованному грузу.

 

Основной акцент представителями Charterer Bhd был сделан на подтверждение того факта, что доставленный в Украину и арестованный груз не является собственностью компании Charterer Bhd и какое-либо имущество Charterer Bhd в Украине отсутствует. Соответственно оснований для рассмотрения заявленных ходатайств украинскими судами нет. Ведь по правилам украинского законодательства вопрос о предоставлении разрешения на принудительное исполнение решения иностранного суда рассматривается судом по местонахождению должника, а в том случае если должник не находится в Украине - по местонахождению имущества должника. В данном случае речь шла об исполнении в Украине арбитражных решений, которые вынесены в отношении иностранной компании, которая не владеет каким-либо имуществом в Украине. А значит, по правилам процесса, в Украине такие арбитражные решения не могут быть признаны.

 

Под пристальным вниманием обеих сторон суд вынужден был приобщить к делу значительный объем документов, описывающих характер отношений между участниками перевозки, изучить пояснения лиц и заключения экспертов в области морской перевозки. После этого суду ничего не оставалось, как признать, что обстоятельства и материалы дела не позволяют сделать вывод о наличии права собственности Charterer Bhd на прибывший в Украину груз:

 

«В соответствии со ст. 133 КТМ Украины составление коносамента является подтверждением заключения договора перевозки груза, но не является документом, который подтверждает право собственности конкретного лица на груз, который перевозится…

 

Утверждение Взыскателя, что Должник приобрел право собственности на имущество с момента фактической передачи ему груза, суд оценивает критически, как противоречащее ч.ч. 1, 2 ст. 334 ГК Украины которыми предусмотрено, что при вручении перевозчику для отправки имущества, отчужденного без обязательств доставки, только приобретатель приобретает право собственности на него.

 

Также утверждения Взыскателя, что фрахтователь, который получил имущество для перевозки, якобы приобретает право на свободное распоряжение им, что свидетельствует о приобретении права собственности на это имущество, суд оценивает критически, как не предусмотренное действующим законодательством Украины» .

Учитывая недоказанность права собственности Charterer Bhd на груз, а также принимая во внимание, что большая часть арбитражных решений FOSFA были отменены, суд постановил в удовлетворении ходатайств BlackPearl&Co отказать.

 

Суд апелляционной инстанции полностью согласился с изложенными выше выводами, оставив решение суда первой инстанции без изменений. В дополнение к указанным выше доводам было указано следующее:

"Из материалов судебного дела действительно усматривается, и не оспаривается должником, что между должником и судовладельцем был заключен договор фрахтования судна с экипажем на неопределенный срок…(тайм-чартер).

 

Однако анализ условий указанного договора фрахтования не дает оснований прийти к выводу, что какое-либо из условий договора фрахтования регулирует вопрос права собственности на груз, который будет перевозиться на зафрахтованном судне, и не позволяют определить, какое именно лицо считается собственником груза, с момента его передачи перевозчику. Не содержат таких положений и нормы украинского законодательства.

 

Что касается коносаментов, которые были предоставлены взыскателем в подтверждение своих доводов, копии которых находятся в материалах дела, коносаменты действительно содержат информацию о том, что должник является фрахтователем судна, однако положения коносаментов не содержат информацию относительно лица-собственника груза, в том числе также не подтверждают, что собственником груза, который перевозится, является именно фрахтователь.

 

Лицо-собственник груза может быть определено в зависимости от условий внешнеэкономических контрактов, которые предусматривают условия осуществления поставки товара и момент перехода права собственности на груз. В материалах дела отсутствуют какие-либо документы, которые дают основание полагать, что именно должник приобрел доставленный в Украину груз и что на момент прибытия груза в Украину и подачи ходатайств о признании арбитражных решений именно должник был собственником груза…

 

Не делая выводов относительно лица-собственника груза, который прибыл в Украину, судебная коллегия считает необходимым отметить, что должник не указан в коносаментах как получатель груза, и коносаменты не содержат отметок (передаточных надписей) относительно передачи прав на груз именно должнику, а поэтому суд приходит к выводу, что утверждения взыскателя о принадлежности имущества должнику является недоказанным".

Фрахтователь и логика

Для экспертов в области морских перевозок, которые участвовали в этом деле, наибольшее удивление вызвало даже не то, что представители BlackPearl&Co на протяжении всего процесса настаивали на тождественности фрахтователя судна и собственника груза. С подобными утверждениями мы уже привыкли сталкиваться в украинских судах. Но вот то, что при обосновании своей позиции в суде представители BlackPearl&Co всерьез поставили под сомнение целесообразность существования фрахтования как самостоятельного бизнеса, стало настоящим открытием.

 

Цитата из документа, подписанного представителем BlackPearl&Co:

«1) Договор фрахтования является разновидностью договора перевозки;

 

2) Момент приобретения права собственности на имущество связан с фактической передачей имущества фрахтователю (перевозчику);

 

3) Таким образом, украинское право устанавливает правовою связь между фрахтователем и переданным ему имуществом, закрепляя за фрахтователем право собственности на такое имущество.

 

Сама экономическая природа фрахтования сводится к тому, что фрахтователем является юридическое лицо, которое приобрело право собственности на имущество, которое перевозится им по договору фрахтования; в противном случае отсутствует какая-либо экономическая логика в присутствии фрахтователя как дополнительного лица, которое по непонятным основаниям заключает договор морской перевозки.»

 

И все это при том, что во времена пост-кризисной эпохи, когда судовладельцы режут рабочие суда на металлолом, именно фрахтователи являются одними из наиболее активных и эффективных в коммерческом отношении представителей судоходного бизнеса.

 

Но не будем ломать голову над поиском логики. А всех, чей бизнес связан с международной торговлей и перевозками, приглашаем 23-25 мая на самое морское из всех ежегодных профессиональных событий в Украине - "Mорские дни в Одессе" (http://www.maritimedays.odessa.ua).

 

Как и в прошлые годы, эти несколько дней позволят вам не только получить от экспертов высочайшего класса ответы на многие вопросы, связанные с вашим бизнесом, но и пообщаться со множеством коллег, найти новых партнеров и клиентов, а также просто приятно провести время в морской столице Украины. Ждем всех.

 

Авторы: Артем Скоробогатов, Карина Горовая