24/7

Interlegal digest - TRADE

10 февраля : ru 135 12 февраля : ru 3 11 февраля : ru 2 всего: 20110.02.22

GAFTA опубликовала арбитражную статистику. Теперь можно более точно спрогнозировать, сколько времени и расходов потребует арбитражное разбирательство.

Ассоциация торговли зерном и кормами (GAFTA) опубликовала статистику своего арбитражного суда за период с 1 октября 2020 по 30 сентября 2021[1]. Данные показатели могут использоваться компаниями, которые планируют арбитражное разбирательство в соответствии с правилами GAFTA. Стоит отметить, что указанные цифры являются индикативными, и фактические сроки разбирательства и размеры арбитражных сборов будут зависеть от сложности дела, объема предоставленных материалов и загрузки арбитров.

Средний срок рассмотрения споров до момента вынесения решения первой инстанцией составил 7 месяцев. На рассмотрение апелляции до момента вынесения апелляционного решения трибуналу необходимо в среднем 12 месяцев.

Для составления текста арбитражного решения с момента прекращения обмена заявлениями и доказательствами, арбитрам первой инстанции требуется около 2 месяцев, арбитрам апелляционной инстанции – около 3 месяцев.

Усредненный размер арбитражных сборов за рассмотрение дела первой инстанцией составляет около 15,5 тыс. фунтов стерлингов. Апелляция обойдется в 27 тыс. фунтов стерлингов.

Вышеуказанная статистика касается полноценного арбитражного разбирательства в соответствии с арбитражными правилами GAFTA № 125, которые стороны инкорпорируют в свои контракты в большинстве случаев. Стоит также отметить, что существует ускоренное арбитражное рассмотрение в соответствии с арбитражными правилами GAFTA № 126. Стороны могут передать спор на такое ускоренное рассмотрение если в контракте содержится соответствующая арбитражная оговорка, либо по взаимному согласию, даже если в контракте содержится иная арбитражная оговорка. В соответствии с опубликованной статистикой, средний срок рассмотрения споров до момента вынесения решения по ускоренной процедуре составляет 3 месяца. Арбитражные сборы составят около 8,3 тыс. фунтов стерлингов. Арбитражное решение, вынесенное в соответствии с арбитражными правилами GAFTA № 126 является окончательным и не может быть пересмотрено в апелляции.  

 

 

Может ли сторона контракта сменить уже номинированный порт погрузки/выгрузки, и повлечет ли такая смена порта финансовые санкции?

Данный вопрос явился следствием недавнего арбитражного разбирательства, обзор которого был опубликован в Lloyd’s Maritime Law Newsletter (London Arbitration 20/21 (2021) 1091 LMLN 2). И хотя спор рассматривался в рамках правоотношений между фрахтователем и судовладельцем по договору фрахтования, выводы арбитров могут быть индикативными также и для сторон торговых контрактов с базисом поставки FOB или CIF/CFR.

Зачастую можно увидеть рейсовые чартеры или торговые контракты, которые дают фрахтователю (или же покупателю/продавцу) право номинировать порт погрузки/выгрузки в определенном районе или стране из перечня, указанного в договоре фрахтования или торговом контракте. Такая номинация должна быть сделана до истечения определенного дедлайна. При этом, ставка фрахта или цена товара напрямую зависит от номинированного порта. Однако, что происходит, когда сторона номинирует порт, а затем меняет свое мнение?

Этот вопрос был рассмотрен в ходе вышеуказанного арбитражного разбирательства. Фрахтователь имел право номинировать порт выгрузки из перечня, указанного в договоре фрахтования. К каждому порту применялась отдельная ставка фрахта. Изначально фрахтователь номинировал порт А, который предусматривал более высокую ставку фрахта. Затем, до истечения дедлайна, фрахтователь сменил свое мнение и номинировал порт Б, ставка фрахта в который была ниже.

Судовладелец зарезервировал свои права, и отправил судно в порт Б, в соответствии с требованием фрахтователя. При этом судовладелец рассчитал фрахт по более высокой ставке, которая предусматривалась для порта А. Фрахтователь был несогласен с расчетами судовладельца, и спор был передан на рассмотрение арбитража. Фрахтователь заявлял, что требование оплаты фрахта по более высокой ставке в данной ситуации приравнивается к попытке неправомерного обогащения (англ. «unjust enrichment»).     

Арбитры стали на сторону судовладельца.

Прежде всего арбитры сослались на судебный прецедент The Jasmine B [1992], который установил, что, если договор фрахтования требует номинацию порта выгрузки, и фрахтователь номинирует порт выгрузки, с момента номинации такой порт считается вписанным в договор фрахтования. Фрахтователь может сменить номинированный порт в определенных обстоятельствах, но все расходы ложатся на фрахтователя.

Руководствуясь указанным прецедентом и фактическими обстоятельствами спора, арбитры решили, что фрахтователь действительно имел право заменить порт А (более высокая ставка фрахта) на порт Б (более низкая ставка фрахта). При этом, так как изначально был номинирован порт А, фрахтователь должен был оплатить фрахт по ставке, предусмотренной для порта А, несмотря на тот факт, что судно отправилось в порт Б.

N.B. Не стоит полагать, что закон будет аналогично работать и в обратную сторону, например, если сначала номинировать более «дешевый» порт и затем заменить номинацию на более «дорогой», при этом оплатить фрахт по более низкой ставке. В такой ситуации будут применяться совершенно другие принципы и нормы английского права.

 

 

Должен ли продавец возвращать предоплату за товар, который он не смог поставить? Не все так просто. Английский суд дает важные рекомендации. 

На первый взгляд обязательство возврата предоплаты за непоставленный товар кажется очевидным. Тем не менее, лишь за последние шесть месяцев Высокий суд Лондона рассмотрел 2 дела, в которых продавцы аргументировали, что они не обязаны возвращать предоплату за товар, который они не смогли поставить. Хотя в обоих случаях суд встал на сторону покупателей, суд сделал важные выводы, которые трейдеры должны иметь в виду при составлении контрактов.

В деле Nord Naphtha Ltd v. New Stream Trading AG [2021] EWCA Civ 1829 покупатель совершил предоплату в размере 16 млн долларов США за дизельное топливо, которое продавец обязался закупить у завода для дальнейшей поставки покупателю. В свою очередь, завод предоставил покупателю гарантийное письмо, которым подтвердил существование обязательства перед продавцом на поставку дизельного топлива.

Завод не смог поставить продавцу топливо в установленный срок, и продавец уведомил покупателя о наступлении форс-мажорных обстоятельств, и сообщил, что поставка будет выполнена позже. Покупателю затем стало известно, что завод начал процедуру банкротства. Покупатель расторг контракт с продавцом и затребовал возврат предоплаты. Продавец отказался возвращать предоплату аргументируя это тем, что он перевел все средства (за вычетом своей комиссии) заводу, и именно завод теперь обязан возвращать предоплату покупателю. Продавец также подкреплял свою позицию тем фактом, что контракт не содержал условия, предусматривающего возврат предоплаты в случае непоставки. Покупатель же утверждал, что такое условие было подразумеваемым (англ. «implied term»).

Так как контракт не содержал прямого условия касательно возврата предоплаты, для вынесения своего решения суду пришлось провести коммерческое толкование контракта и определить истинное намерение сторон касательно предоплаты. Суд постановил, что суть форс-мажорной оговорки контракта сводится к тому, чтобы восстановить стороны в том же положении, в котором они были до момента заключения контракта. Следовательно, контракт был истолкован судом таким образом, что продавец обязался вернуть предоплату в случае неисполнения своих обязательств по причине форс-мажора, хотя это и не было прямо указано в контракте. Ввиду своего решения суд не счел необходимым рассматривать вопрос, содержал ли контракт implied term касательно возврата предоплаты.   

Вопрос implied term был рассмотрен в похожем деле BP Oil International Limited v. (1) Vega Petroleum Limited & (2) Dover Investments Limited [2021] EWHC 1364 (Comm). Здесь покупатель перевел продавцу более 17 млн долларов США предоплаты за поставку 211 тысяч баррелей нефти в рамках исполнения ряда контрактов. Продавец не выполнил поставку нефти, и покупатель затребовал возврат предоплаты. После отказа продавца покупатель начал судебное разбирательство.

Контракты также не содержали оговорку о возврате предоплаты. Покупатель требовал возврат предоплаты по праву реституции, и обвинял продавца в неправомерном обогащении. Альтернативно, покупатель утверждал, что контракты содержали подразумеваемое условие возврата предоплаты, так как такое условие было настолько очевидным, что его прямое включение в контракты не было необходимым. Продавец же утверждал, что предоплата была безусловной, так как он поставил нефть на терминал, и покупатель мог забрать нефть с терминала после истечения контрактного периода поставки. На самом деле, контракт был составлен очень неоднозначно, и на первый взгляд сложно определить истинные намерения сторон касательно условий поставки.

Суд произвел детальное толкование условий контракта и определил, что по своей природе контракт предусматривал поставку на условиях ФОБ, и продавец не выполнил свои обязательства. Следовательно, суд постановил, что покупатель имеет право на возврат предоплаты. С учетом отсутствия соответствующей контрактной оговорки суд обосновал такое право покупателя тем, что покупатель не получил никакого встречного удовлетворения (англ. «consideration») в обмен на совершенную предоплату, и, в случае неисполнения обязательств и отсутствия встречного удовлетворения по контракту, английское право предусматривает возврат предоплаты.  

В то же время суд рассмотрел аргумент покупателя касательно implied term, и не согласился с ним. Суд постановил, что, если бы он не признал продавца не исполнившим свои обязательства по поставке, он вряд ли бы согласился с тем, что контракт содержал подразумеваемое условие, в соответствии с которым продавец должен был вернуть предоплату. В такой ситуации, как заявил суд в своем решении, он бы придерживался ортодоксального подхода английского права, который сводится к тому, что «если в договоре прямо не предусмотрено, что должно произойти при наступлении определенного события или в определенной ситуации, то чаще всего можно сделать вывод, что ничего не должно происходить и никакие условия не должны подразумеваться».

Указанные судебные решения демонстрирует важность формулировки контрактных условий при определении прав и обязанностей сторон. Положения договора должны, насколько это возможно, учитывать все возможные ситуации, в том числе момент и условия возврата предоплаты. С учетом подхода английского суда, неразумно полагаться на подразумеваемые условия для заполнения пробелов в контрактах.

 

 

Ассоциация торговли зерном и кормами (GAFTA) обновила свои Арбитражные правила № 125, Правила взвешивания № 123 и стандартные проформы контрактов. Изменения вступили в силу с 1 января 2022.

Новый Арбитражный регламент № 125 лишает Апелляционную инстанцию права выносить промежуточное решение об оплате апеллянтом на депозитный счет суммы, присужденной арбитражным решением первой инстанции, в целях обеспечения требований стороны, в чью пользу было вынесено решение первой инстанции. Ранее данное право было закреплено в п. 12.8 арбитражного регламента. Теперь, за обеспечительными мерами можно обращаться лишь в национальные суды, имеющие юрисдикцию над ответчиком или его активами.

Новые Правила взвешивания № 123 дополняются правилами прерывистого взвешивания, допускающими сертификацию весов по классу точности 0,2%, и включают новый пункт, касающийся взвешивания весами плавучих кранов. Более детально об изменениях Правил взвешивания № 123 написано в нашем предыдущем бюллетене.   

Кроме того, пункт «Уведомления» (англ. «Notices») большинства стандартных проформ был обновлен следующим образом: «Все уведомления, которые должны быть вручены сторонам в соответствии с настоящим договором, должны направляться в разборчивой форме по электронной почте или другим взаимно признанным электронным способом быстрой связи». Это изменение касается следующих проформ: 1, 2, 4, 5, 6, 8, 9, 10, 15, 18, 19, 21, 23, 24, 25, 27, 30, 31, 38, 39, 40, 41. , 43, 45, 47, 48, 49, 54А, 59, 60, 61, 62, 64, 78, 78UA, 79, 79А, 79Б, 80, 80А, 81, 82, 83, 88, 89, 90, 94 , 94А, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 100А, 101, 102, 103, 104, 106, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 118, 119, 120 и 122. Очевидно, что данное изменение еще больше подчеркивает приемлемость электронной почты для отправки любых уведомлений в отношении контракта.

По статистике GAFTA, стандартные проформы контрактов, а также соответствующие правила ассоциации применяются к 80% сделок в международной торговле зерном.

Более подробно с новостями Вы можете ознакомится тут.


Авторы: